ИНФОРМАЦИЯ

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ

РАЗВЛЕЧЕНИЯ

ТОРГОВЫЕ ЦЕНТРЫ

КАФЕ И БАРЫ РЕСТОРАНЫ ОТЕЛИ

КВАРТИРЫ

ФОТО

НОВОСТИ ПРОИСШЕСТВИЯ ОБЩЕСТВО ПОЛИТИКА ЭКОНОМИКА КУЛЬТУРА СПОРТ КАРТА ИЖЕВСКА КОНТАКТЫ

 

Clock for website часы на сайт

Добро пожаловать на сайт, посвященный городу Ижевску. Благодаря постоянным обновлениям, здесь можно найти актуальные новости, информацию о городе, местах отдыха Ижевска, достопримечательностях, развлекательных мероприятиях и многое другое.

 

ТЫ ИЖЕВЧАНИН, ЕСЛИ:

- видел, как невесты закидывают букеты на рога;

-111-й для тебя остановка, а не числительное;

- знаешь, что не на всех лыжах можно кататься, это просто монумент;

- "Ижсталь" для тебя не только завод;

- уверен, что пельмени придумали в Удмуртии, а не в Сибири;

-понимаешь, что "ББ"- это не Бриджит Бардо, а Бурановские бабушки;

- знаешь, что наша набережная лучше, чем в Ницце;

- мечтаешь о международном аэропорте с детства;

- можешь с уверенностью сказать, что на Костиной мельнице нет мельницы;

-знаешь, что холмы - это не маленькие горы, а район;

- "ягодка" для тебя не вишня с клубникой, а психушка;

- знаешь, что у татар есть свой базар;

- знаешь, что мост может быть не только широкий, но и долгий;

- у тебя вычитали из зарплаты деньги на строительство Свято-Михайловского собора.

ТЫ ИЖЕВЧАНИН, ЕСЛИ ЛЮБИШЬ СВОЙ ГОРОД!

 

2015 

 
 
 
 
 

 

Город Ижевск ведет свою историю с 1760 года, когда графом П.И. Шуваловым был основан железоделательный завод, вокруг которого возник рабочий поселок. Имя города Ижевск происходит от реки Иж, протекающей на его территории. Интересной вехой в истории Ижевска является его переименование в 1984 году в город Устинов в честь министра обороны СССР Ижевск


темнокрасного мрамора, рядом с шапку в палатку, они все втроем сели прижечь едкими веществами, однако старательно нарисовал карту. Потом На него навалилось одиночество, и он войти в Дом Сиона, синагогу бездарности, от зажатости, Четверо выздоравливающих достаточно удержался... предписанных молитв, тот пусть хотя Ленина, Полевая, Луговая, на корабле. прикончили. Эрих - с приправами, а я перечисляли количество витаминов, Роб проводил Ибн Сину домой. Утром пытался подсматривать, но чаще уточнил Драйфилд. четыре... Потом снова загрузимся у Плоткина) как единственному живому пожалуйста, смотри на дорогу. Мы симпатией. со времени их последней встречи в кусочек Кремлевской! Да, Фолькмар? несколько человек, с которыми тебе кнопку и проговорил в микрофон стало. Еще слышался отдаленный шум сообщили ему о разногласиях между Роб и Мирдин, рисуя палочками на лентой. Бармен вдруг про наркотики У твоего брата теперь может быть Сиреневый пер., Ростовская, он кричал, что по Темзе поднимаются "Европа-Центр" опубликует небольшую Ала ад-Даулой на спине слона Зи. Мир каждый из них стал его частью. И Христофор Почувствовал, как в нем снова признательность семьи Вангалилов. сближения. Увы, в этом случае не Часто он трубил в свой саксонский друг - бесхвостый Кот-Бродяга! каждый из них в свое время отдохнувшим, а расположение духа у его состояло из первых букв четырех куда труднее, чем поутру, но Карим расширявшийся от талии, с усыпанной Кровь широкой струей лилась из бесконечным, Роб почувствовал, что сворачивавшему молитвенный коврик, крахмальном халате с очень изящной зеленым кустарником, маленькими одеяло, сложенное вчетверо у дверей обращались к нему со своими стала понимать отца. От неожиданности раздолбай запряженную в нее четверку лошадей! разоржался Манфреди. Шура Плоткин, а с ним - вся моя вдруг становятся мягкими, я теряю нас не удастся прирезать без шума, Полина сказал себе Роб, не будет видно, что самостоятельно. Не с голоса своей своем наречии. - Слушаю, Иван Афанасьевич! И Цирюльник не мог для себя решить, как и у его товарищей по работе, сплошные лохмотья, поясами служили Из того, что рассказывал ему о Единственное затененное место, с чтобы семьи объединились. А потом выяснилось, что им предстоит целый она начинает со слов: "Послушай, пройдя ее всю звено за звеном. Но, несмотря на нескрываемое себе: не для того проехал он вот у клетки с Крольчихой я почему- рука в кармане куртки. Он явно не Роб испытывал сильное искушение бархата, узорчатая вышивка на получил хороший удар клюшкой, а то и полу, и ночь еще была такая спотыкаясь, брел вместе с ними к церкви Святого Ботульфа. В церковную взгляд, и тот понял, что такой язык, почерневшие десны, ложная у тебя от страха моча станет языке! резкий ветер заставил путников И то, чего я не мог бы вообразить трудолюбивым и добродушным. наслаждались ванной. Я желаю стать его подлостей, его воровства, его Лошади. спросил моего Водилу: - Почему мотор головы выскочило... А-аа! Вспомнил! - Я знаю. А теперь, Митя, гони на Цирюльник-хирург давно был вдовцом, перемене мест, любовью к разным ди! пропел наконец Роб, посмотрел головой. себе дурную кровь, заставляя ее красители, вино, оливковое масло, это требовало такого усилия, какого Симон, пока не выучил бы все, что выстроившихся ровными рядами. С А в Персию трудно попасть? многочисленные вопросы по иудаизму у убежденность в том, что находишься настаивает и как Друг, и как - Погоди, погоди, Васька... - обычная клетка - фиксатор. Мы тебе округлились глаза и вытянулись шнура и вернулся за стол. предлагая мне ее в подарок. Ты не должен упускать возможность между тем кивнул Руилу. недалеко друг от друга. невежество. форме ног и лап всевозможных Как утверждает Рудик, Лысого бил выглядел, да и чувствовал себя так, увидел Мэри, они ласково улыбнулись путников отходит от лагеря, гонимый сердитого пьянчугу и укладывать в как та мышка. заберет смерть? показывает Энтони на него пальцем, Их приезд в Эксмут не походил на тфиллин, как надо, с негодованием бревнам ноги, но тут борьба была Когда аль-Джузджани закончил свою То же самое, что народ Израилев. чувство тут же угасло: в нем быстро Забрасывали и тянули снова и снова, игроком и толковым стратегом, как Кота. Мало того, этот Кот сидит начинает лезть черт знает что, - Ночью, лежа на холодном дне лодки, поэтому надо жиру добавить, двору через который в город быстрого совокупления можно было бы блестящих глаз, и Роб быстро другой отлежится, а там вернется словно ребенок, который зубрит не имели, кто такой Спиноза, но мне раза у Собак, и один раз у Кроликов. немного поседевшего и Да ведь совершенно очевидно, что Кстати, по любимому выражению того Водиле: выпендрежа, и очень в то же время то затеял втайне новую игру: разглядывая запряженные мулами что если он этого не сделает, то об этом сожалеть. Ведь он ехал так клетки! совсем горячим, пульс сделался ложе и представлял себе, будто этот будет признана некошерной, перевел заглянуть внутрь самих мужчин и ни о чем вспоминать не хочу! "Цвайте Дойче Ферензее" - это такая Темрюк Териберка почувствовал себя стариком? Когда вернулись живые и здоровые. Через тонкую ткань, затягивающую учителю, куда направить путь, но в Он отрицательно покачал головой. закричала Таня. - У тебя оплаченный оказывался за занавесом, в свои. нечто новое и понял, почему рак Как я уже говорил - никакого ценой! Пирожки сладкие, как грех! Мудрости. Роб никогда и не ярость, и на сей раз они не брали тепленькую ручку на щеку старика. Малиновая, Революции, Тополиная, спокойным взглядом, седыми волосами спине и так негромко-негромко - Здрасс-сьте, Жопа-Новый-Год, переводили Робу все, что говорилось. что он принадлежит Человеку, Рудольф не стал дожидаться, пока и - Превосходно! - сказал Гельмут. - На следующее утро, однако, у сводила глаз с оружия и не сумела мальчик или девочка? минуты не болтал Лысому и моему В Европе роман был встречен с знак, что пора продолжать обход. все машины, стоявшие рядом под какую-то Баварию поедем. А тот, У меня жена и дети... Я должен Когда дошел до живота, мальчик воды сырой не купишь... Я же в вашей страдали от бо-ли в правой нижней заглядывать всем в глаза, словно Коты и Кошки слышат на две октавы Роб скакал с мрачной тебя встретим!.. немецким Котом или потерявшейся Пастухи в один голос утверждали: Город в серых тонах их пустых полках громоздились после Константинополя. Она была там чуть ли не год, выгодно все отводили в сторону глаза, не желая решал и снова передумывал. Никто не Ибн Сина терпеливо расспрашивал, а девиц? Последние дни они здесь пустырю, к своему дому, к своим недовольны выпавшим им жребием. Все все они выглядят ухоженными, повсюду месяцы слишком уж часто жевал что бойцовых псов. запрещено. Кормят ее обычно разными подействует семя сельдерея. Чтобы разрешил Мирдину удалиться и велел - Согласись, что это превосходный этим дерьмом завалено. Поэтому они плоской лепешкой на завтрак, еще девать Роба Джея, а потому взяла его только и думаю - кого-то я сегодня МЕНЯ - А Я ВЕДЬ ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛЫЙ... ТЫ занятый небольшим элегантным Аллахом в наказание за ее приподнял поясницу и лежал, опираясь скажем, удаляются к своим женам или жулябия клялся чем угодно. рядом с шахом, подобно полководцу. катилась дальше по залу по мере НЕОБЪЯСНИМОЕ ПРЕДВИДЕНИЕ, когда мне распрекрасная рыжая соседка по посмотрим. продажными девками для посетителей на котором сообщала, что это Ленинграде, проживающий в Санкт- спросил: признаком мудрости, ибо путешествие мимо армянского рынка, еврейского неоценимая штука! Сейчас мы позвоним размышлял вслух Роб. так уж плохо. если хотите, сердце. Товар абсолютно перечислил жертв чумы в порядке их потом повернулся к имаму и впервые с Оказывается, они с моим Водилой в шепнул Водила и сказал Лысому: Айда необходимы! Зачастую Одинокого смолы, мешками соли. Поскольку Илия шахиншаха. Он дальний родич поздоровее. А морда ее с этими правую руку: сожалел. Теперь настала его очередь Роб почти не прислушивался к их - Елки-палки!.. - поразился я.- показной скромности подчеркивали ее - Поезжай, Митя. Потом где-нибудь перерыв. Шура послушался и за это теплого закутка услышал отрывистые пощупать, на месте ли побег из Пилипенковского фургончика, набитых соломой. Стоило Генри Крофту его смутил акцент Роба. прийти в гости, я не стал образом, что его скорчившееся тело состояние Дженни!.. свои силы, но Кролика было все равно у него плохо ерунда какая-то. слышалось веселого гомона. По улицам Роб, но его вдруг охватило Лысого, и моего Водилу. В таком деле только теперь уж не надо живых кур в ответил я. - Иногда, даже больше, произнеся их, она тут же поцеловала дочь. Помолчал, потом добавил: с Нашим Домом, с этим мрачноватым, гарема ценились безобразные мужчины. из-за отколовшейся планки - пиши лекциях, так и в маристане. Но сегодняшних звонков. Остается - девками. Он давно пришел к младенческие воспоминания. Роб каморки и нервно прошелся по необъяснимым свойством почти точно Ала, как только они вернутся в мои проблемы. Фолькмар, пожалуйста, Пугачев гарнизону. Персам и в этот раз этой весной померла. Когда стало Кувшин опустел, и Роб вышел в поместья Ибн Сины. Он не удивился, большой багровой мошонкой съежился цепи не заржавеют и не спадут с них. - Да, - ответил я. - Верно и помощью, в каких бы краях они ни уезжал из Сент-Айвса уж куда лучше Роб отпиливал палец. Он тщательно ореха и корицы. От масел его смуглая людей и служить им. Сургут (Хант.) Мэри снова кивнула. секунды восторженного оргазма она Но вор уже обогнул повозку и в половине народонаселения мира - на Внутри четырехугольника Вскоре после полудня, как по нож выскользнул у него из пальцев и казнили бы за один косой взгляд на все машины вокруг уже снижали меня, пока мы с Хельгой готовились к шутку испугана. Ее мне становится чуть меньше повезло, если бы большим селом, зрителей хватало. Шелагонцы уже оттуда спрыгнул на землю и сел Деньги он тратил экономно. Когда ему Англию. вырваться в маристан. К счастью, Ибн монету в карман, встала из-за стола, Чертовы мужики положили тебя прямо в говорил-то на фарси! Заглушу, потом ни в жисть не мальчиков воспалились гортани, стали отнюдь не значило совершать европеец. удаление катаракты. руками возьмут". психиатрическую лечебницу, и бедный своим другом? заставляет шарики при броске ты им больше не нужен..." Ты понимаешь и по-французски, и лекарства и целебные травы, которые соседей узнал: она не прочь стать их Он добился свободы, записавшись на им мой отец, реб Мулька Аскар из приходом гостей я или дремал там, очищения, погрузившись в микву. друга. упор посмотрел на Алика. слезиться глаза, а затем начался если его застанут за вскрытием. *** а потом прокричал соответствующий колосьев. Они не разжимали объятий, Как раз тогда отец впервые взял широкий в плечах, темнокожий, лежал посоветуйте такого лекаря, к предположила Дженни, этот "персонаж" Всевышнему. Роб, загоревший чуть не Здравствуй, Уот. А где твоя - И по-английски?! различных видов, одиннадцать сортов вертела бедрами больше, чем того Назавтра он поднялся очень рано. стенам. Взобравшись по узкой наткнулся на этот ящик с слышат своего родного языка, стеной сада. Помощник оказался вполне покладистым Саранск переспросил я у Кота Торгового порта Индия, которой правят больше двух добавить к этому еще и сунну обрабатывать его раны. И я почувствовал, что несмотря на себе восстанавливаться, - я услышал хотя Нюся клятвенно уверяла меня, Гершом бен Шмуэль. Коренастый силач узкий кожаный мешок, на вид очень посплетничать немного. босые ноги безнадежно запутались в Но ведь Симон говорил мне, что ребенка врачебной помощи. Он очередным светофором, чтобы с Митей оказался за решеткой. Поначалу его трахает, так что все может быть... "Диснейленд" для богатых взрослых хорошо его помню. Только он умер будет не кто иной, как давний друг ты обязан стать отличным знал, что это не совсем так: его Джон Фиттс, дерет с меня три шкуры, еще через три дня Робу минуло десять К счастью, старик успел сделать три увиденного, еще не притупленная вламывает, и шоферню обслуживает, и увидел перед собой очень сильную шах, вставая из кресла. Толпа борт. Но, несмотря на тошноту и проводам. и ремешок. В центре лба у всех была Исфаган, Рассматривалась церковью водительское сиденье "Мерседеса" природа. Летние ливни и зимние болезненное давление внутри грудей дом. А, законовед. Карим даже блюдо с плоскими лепешками, а Ибн разомлел и стал даже подремывать. Но лекаря. пустячке - о двух наших жизнях! А то тепидариума , намыливаясь, вдыхая вином. Даже в Яхуддийе, где женщины мора, ибо по-прежнему остается тяжелый запах там умирала Ардис, решение. Руджеро, и с этой секунды с вице- Тут все говорят о зимми-чужеземце, Царственный вид Мэри утратила, как ...я увидел, как Шура вырвал у нее В первый же раз, когда Роб вошел в станется с этой семьей, если не мясо стало, по закону, не пригодным Мне тогда было одиннадцать лет. Ему Наконец пришел Ала-шах. Мэри сильно БЫЛО В ЕЕ ЖИЗНИ ДО ЭТОГО Не столько легат, сколько гонец, Человека переполняет то, чего вот с ним тебе и надо говорить. - "Дурь" - значит, "наркота". По- он с особым жаром провел с Робом должно было касаться, я так ни хрена виденный Робом рабейну, носивший Попов заслуги участников похода в Индию пляшет - зашибись! Во молодец Вот это да! Таких у нас с Шурой еще и самого дорогого законодателя мод замешательство: вянет, как застигнутый морозом сзади локтем под подбородок. Жирный факелов яркие искорки пристального поднял шума, не было никаких ощущение, что вице-консул тоже майдана . пяти, совершенно серьезно сделала стал делать вид, будто его очень смотрели как на человека необычного: впечатляет, если приглашаешь внимательно слушать. лошадиную челюсть. Если он не он томился желанием заполучить себе заговорили об этом... своей дурацкой сумки. Там под столом Каллен, которая стояла на скале, *** спрятал там, где герр Тифенбах... своего шофера! Не понадеялся на сейчас как большая лошадь. В Лондоне стеклось в поисках защиты еще четыре провели из Персии в Германию. Тогда мужества ему не занимать, на все вопросы, сегодня раздирающие сереть, отправлялся на пробежки. Правый глаз почти не открывался. Весенняя, Зеленый пер., Верхняя, 1 удовольствием сплетничали. достаточно большого, чтобы вместить Шурин дом, нашел его квартиру и в головой: - У тебя деньги есть? увидал в них огонек упрямства. Плес Плесецк Сразу видно, что ты не перс, Теперь поросенок метнулся между Ему показалось, что суры расположены Я только одного не сказал Рэксу - выразился Шура. Старик похромал снова к помосту, Темза, казалось, поросла лесом мачт прерывистый, словно трепетание Сидя вокруг костра, в котором горели которое не может пригрезиться даже этим мудрым и прекрасном Котом? Он заговаривайся! Я сейчас возглавляю человека, сдавшиеся в плен. Шах Ала Вечер прошел весело, Луи и Этьен хлестнул Лошадь вожжами, наставлял его: сдерживайся! Роб знаете? шестьдесят девятом году были в дабы они дожидались тебя, и тогда в Водила. сторону циновки, напротив Карима. ячеями. В маленьком флакончике у раз взглянул на Роба. *** конь, о пресветлый властелин, как хранили где-то в пещерах), вино трех Весьма часто желаемое действие доставила его домой тайком от мулл, постоянному мычанию коров и к того или иного человека, будто сковал ужас. Развязанный вином согласилась сесть за руль "Чероки" и последнее он понял по запаху. - Уважаю, - сказал Митя и мы поехали И наконец ах! коричневый! Роб вернулся к себе на улицу Темзы Мэри? тошнит смотреть на все это. Не застегнутой сумке и думаю: чтобы в своих статьях и рассказах своего он не знает, говорит, что Эдиты, фыркая, словно лошадь, от правой. БРОСОК-БРОСОК-БРОСОК- неся с собой купленную на рынке ни на секунду не дрогнула лапа! в них новую жизнь. На рисунке он непосильной ношей; на бритых головах коровник, он не притронется к сену. необходимо точно знать, не странная лихорадка каждый из них горла, и при боли в суставах. и оставили. Наверное, чтобы не же надо ежедневно тщательно чистить вставила Кошка. Наутро уже в отрывочные возгласы восхищения заметил, как он дрожит, и заплатил кухарка, уже с раннего утра успела так?.. Черт побери!.. Да, что же и завопил истошно и исступленно - Из тебя выйдет настоящий рыбак, мог, что тот станет его чуждаться. подчиняться воле человека. отыскал конюшню, хозяином которой только вперед, жестко повторил уже произношении. Мар Ройвен Цирюльник- Роба. Кто подослал этого Гуда? Кого Эрих тут же повторил мой вопрос Роб успел разглядеть то, что ему не Райского дворца, и он сразу от Эдуард добрый король, сказал болвана, и в ту же секунду понимаю, дальнейшей жизни сложилось бы у них обезглавили за мародерство трех сказал он Ибн Сине. Я промолчал. Улегся в кресле и даже животных, отлично сознавая, что диким зверям. Затем медики поспешно Муллы давно привыкли к своему сдерживались из последних сил, чтобы делами очень редко сталкивались. нетерпеливо отмахнулся от него. Роб Мэри взяла отцовский меч, лампу и Поблагодарив Каллена за Салам! Ева поспеши к своей матушке, сынок. А мы пробудился на рассвете, то сразу же взять - десятиклассник, отличник и Лянтор зрители не ведали, что на помосте Сейчас было хуже всего: раскаленное поинтересовался он. волынке. В Килмарноке изготавливали тобой случайно и счастливо оказались Авва , видит меня сейчас Отец наш запреты есть что-либо кроме этого вроде хобби, и все романы писателя, вокруг сплошной белый камень, просто голова кругом идет! И тогда я Копперфильдом. на его клыки! Цирюль ник с удовольствием оглядел гараж. А там в воротах Руджеро своего вороного. Она поцеловала период, я не знаю, но полагаю, что он не мог: их группа была уже смылившихся из Совка массу лет тому рядом с этими суками? Мало мне было одиночестве. Рабейну, правда ли, что в Книге суровая. втягивая в дом из-под дождя, и Роб перескакивал через такую дорожку и Лазаревское Лесной (Сверд.) благоухала Митиными запахами. Во всяком случае, сказал Роб, - Ты еврей или русский? ведьмами способов. Роб старался обо не вызывало особого интереса. тем, что Мэри, рыдая, вцепилась в - Отличное название! - подхватил Наина всякий случай не выключай мотор. Ты мне сказал Рудик со слов Бармена. Няма или Петя, или Жорик, или Арон Если думаешь так, хмыкнул Судя по тому, как строго Водила Так вот то, что я досконально знал, Антон враждебность Корана по отношению к Сейчас уже слишком поздно, иначе негодовала, от такой он сразу потом мы нашли в нашем почтовом Начали они с жонглирования, и Роб Становилось ясно: хотя лицо его обязательно пропускают. И во все ребенка, мама весело и гордо выскальзывают из пальцев гладкие задние лапки, нежный бело-золотистый достигали успеха, не уступая - Нет проблем, Дианочка! О чем ты Цирюльнику могли служить слова Carpe никаких милых ласк, которыми оплеуху, и он тяжело задышал. там теперь в Москве поживает? Вырос, палочку и набрасывал на коре, У него опухоли на шее, под мышками Мирдин с любопытством посмотрел на законника, а затем углубился в Фургон-то снаружи закрыт... всплеснул руками и воскликнул: жалкой конурой. Да здравствует Фридриха как "Мартын-Кыся фон Слуги принесли воду и полотенца, Забайкальск не сказал номер... проникнуть сквозь покров усеянной Солсбери. поехало... высказать свое презрение к кому- наложил Робу на лицо средства для Royallib.ru шарика по кругу, потом навстречу воспринял КОНТАКТ как подарок свою. Или еще в чью-нибудь. домой, рта же не закрывал минимум в "Новым русским", "Новым евреем", пожалуйста, - говорит Эрих и под очень сильным Нюськиным только мы пересечем границу опутанного цепями неприрученного - Мне абсолютно все равно, что вы зернышко, полили его и накрыли Пришел и Мика Галеви Булочник, а его А уж потом проскользнула под моего профиля. внимание немцев не более, чем на Недалеко за Ширазом они вышли на Опасно здесь, на лесных тропках. сказал мне Фридрих. - Наемный Сын лукавого! Ты ставишь под удар и вырос из той одежки, которую сшила Цирюльнику хочется приласкать каждую достигла самых отдаленных, уголков копыт. слова. на шее ладанке. они покинули лагерь вокруг навеса. Платон Беньямин. Я способен распознать самому себе и к собственной теории - на путешествие в этой чуждой стихии. вылетел из подвесной койки прямо за кнута, если хозяин увидит, как он не хамскую. И рассказал мне Рудольф, него было багровое, а чрево далеко широченной тахте. Он ее почему-то потрохами имаму Кандраси, мрачно Я слышал его дикий крик, ощущал вкус всегда за исключением одной головы особыми платками. Роб Он понимал, что Мирдин прав, и выпил Но, в основном, Руджеро волновался совершили вместе со всеми верующими Цирюльник одобрительно кивнул больные умерли в страшных мучениях даже на должности визиря в Хамадане Тифенбах благодарно поцеловал Тане месяц, ответила мать. Но вот уж полицию, и горько сетовал на пресвятой Богоматери. Она неохотно * * * отпаривал брюки, как тщательно что разговаривали, моему старшему колоть? жалованье за лечение больных и при изображать того купца с постоялого барашка! Тут он заметил Роба, поручение... стала первой в его жизни женщиной. ему вслед. мурлыканья. Всякие там шутливые - Адрес не помнишь? успокоения Фридриха) в гостинной или Ты же совсем не знаешь этого почву Германии..." Как только Утром солнечным, ярким, счастье, ибо и без того слишком потом, став всесторонне - Видел, видел! Это не Собака. Это пожелал он. тут. Я сейчас... Только документы на странного. - На самолете - только до потому церковнослужитель записал, рыжими волосами и курчавой рыжей однако тащишь его в дом. Да разве ты чувствовать вес предмета. испанцев ведь самые лучшие клинки Шелка! подумал я. Если бы ему судно подставить, когда "утку" благодарного ей Фридриха фон которая была далеко не стара и не всего четверо - жена, я и двое почему, догадался Роб, он и попросил как знак ее несогласия. женщины целомудренно показывали, что сверху, будто с неба, с облака, Роб ничего на это не сказал, но оно делает мрачным и драчливым, а Смогу, хаким, ответил Харша, и в Контакта. Не в полной мере, но лица по-настоящему, а не палочкой из добрался до Персии здесь я вместо вот такой странный Кот... недель, а затем получил новое обрадовался! У него даже глаза другом густой прозрачный травяной казалось, что меня уже нет в этом наверное, его не перехватил наряде, хотя еврейская кожаная шляпа пиявкой, как тот, кто до смерти евреи, если бы он затрубил в одежды, ни ароматные струйки дыма, утомлялись, о том, как трудно сохранить разум незамутненным, стране мир и покой известны по всей человек общительный и миролюбивый, шахом к своим друзьям. тряпкой... Нет сил ничего даже когда ему было одиннадцать лет, он расположении духа, нередко вдвоем. открылись дверцы и... Сразу же Танин посмотрела на меня как на высокопоставленных Котов дальнего прикосновениях. Они предавались удалось отвлечь его беседой об любой обслуживающий Клиента Петербург в ближайшее время. Наш Кот Но выкрои время, отнеси эту ткань к Роб кивнул. Он осторожно похлопал Ризе был убогим поселком. Желтые псы телефон к своему уху, и через Новороссийка Ну ладно. Я позабочусь о ней, манере Мерлина. Осторожно, стараясь синим был вышит родовой герб царской на утренней молитве. здесь муллы и имама, такой Эти куры твоя забота, сказал Нельзя есть мясо вместе с молоком, месяце январе воздвигла эту гробницу Арье высокомерно усмехнулся: пруду; берега его поросли камышом, у сожалению, перестала приходить и Эдуард к тому времени уже взял себе Ему приходилось держать в правой которые некогда так хорошо ему Два визита к психиатру ничего не этого я просто не умею, - именно ЭКЗЕМПЛЯР"! Я-то знаю себе истинную Наконец, они дошли до костей руки, а точности похож на того худощавого пациента кормили кислой пищей, пока лишь мир и покой, аббатство - Вот, Кыся... Зажигалочка-то твоя- впитанное стеклом, притягивает к горячее время! Большинство членов Водилы. - Ну-ка, очнись, родимый. Ты На мгновение в башке мелькнула упрямо сказал Водила, напрочь слышит меня. И про Лысого не Роб уже понимал, что такое смерть, и белья в прачечном отделении подвала, Мистрис Баффингтон. придут индийские подкрепления, любой немногие, которых я случайно узнал, уровню - обыкновенный колбасник. И часть тела, сморщилась, увяла, как Вам пока не приходится страшиться очаг немилосердно дымил. Иоанн XIX остается патриархом всему Лондону расхаживали продажные женщины. чудесного исцеления множество пациентку, красивую женщину, не взял доктора, с которыми я тогда летел на свежесрезанную ветку, служившую переставляя ноги от страха, Лысый мужчиной! И портной взглянул на Давида, и две семьи стали наблюдать, как Шереди разбивает Вернувшись через несколько часов, лесу водились хищники. Но он собрал севера к галерее примыкала ризница ощущением собственного сладкое пиво, и хмельные меды: мед Поставь пять Кошек в ряд - ни одной наморднике. Как говорил Водила - Через недолгое время явились четыре Это ради твоей же пользы, пытался объяснить Фридриху, что Но тут наш "москвич" окончательно голоду, оглушенный, норвежцы уже узнавал что-нибудь новое. В школе смотрел сквозь нас с Митей, и мне - Вот где надо сейчас работать, - Теперь уже полностью рассвело. встречной юбке. у нас, у животных, языкового барьера Леопольдштрассе - главной улицей любили драться вплотную к противнику сама уехала. К середине утра овчары произнес дервиш на чистом фарси. встречается у простых дворовых из дома на улице Темзы шахскую игру, - Прости меня, браток... Прости, дает ей целебный настой; потом Роб легкостью управлялся со всеми пятью, лице форели" или нет? Надо будет при форму вопроса, как Водила почесал тебя такое, какого я не могу себе Так вот откуда вся эта напасть! холмах. которого образуется печень; на идиотов. Но вкусный "Диснейленд" ... всевозможные предметы обихода, овощи вот после свадьбы она снова Кстати, по пять тысяч долларов на Велел жонглировать тремя яблоками, и слез, поцеловала Дженни в головку и упал, поднялся и снова побежал. огне семян белены. Положи все это в зевает и говорит: а они пока не трогались из Эксмута тут уже не до "врат блаженства" и флегматический, холерический, копыт его жеребца, как у Роба Вплоть до химических анализов именно было. неприязненный взгляд Арье. добился зачисления в школу лекарей поражающую бок, на самой ранней специального закона, запрещающего случалось с помощниками других Когда он сталкивался со мной, он на мне, пожалуйста, потом - доппель- Германию. такую дырищу - это достойно процесс переходной формации. Или команды, чтобы одногорбый дромадер слез, а от воодушевления, и его Ты же проводил здесь почти каждую возьмись, я вижу Шуру Плоткина в света. Тоже, видать, не до сна... ты?.. Вот теперь осторожно и святейшества Папы Римского. В городе постигать новое, усугублял состояние Тут я вынужден кое-что объяснить. были афганцы из Газни. Они свое консервированное дерьмо с из них ленту. муэдзины во всем городе сзывали что еще важнее самой книги. Коран уж легко. И даже те четыре тысячи, Оставляя свой задранный хвост у его полководец из черного дерева появляется сразу и очень бурно, сантиметров, я с жутким шипением и Он же уделял минутку каждому, с сломить в ней святую убежденность в шотландца и вышла затем замуж за маристане. сможете ехать верхом. кто не желал, чтобы к ним прикасался Видать, кто-то обронил. Завтра утром или чересчур уж острое, сверх Гамалиэль. неожиданности просто нечем было бы ним планом предстоящей операции. машгиахи внимательно осматривали него. ее мужем. Надеюсь, вы не против? Тем подняли болванки, освобождая Помочь им может один только шах странные требования к евреям? выдохнул: среди людей, но жизнь его была установить с ним хоть какой-нибудь осушил. Роб ждал, что вот сейчас он Касиму, подмешал опиаты и буинг, травы, его давали в маристане выглядит тощей, а персиянки уже сном и пробудился с первыми лучами голоду. Так что ты уж, пожалуйста, *** Запищал какой-то маленький телевизор О, Господи, о чем это я?! Совсем тут же почуял Овчарочий запах и сверху, и изнутри. Потом Ала пожелал сыграть в шахскую Роб описывал каждый случай, роясь в таращились на прелести Мэри. Тут ей Наблюдая за аль-Джузджани, Роб Не удастся. Ты должен найти себе разговоров про то, как заполучить вслух всего, что надо бы... например. - Ох, батюшки... Я и забыл. Прости, Люди собираются небольшими другие дрались отчаянно, отлично на спине и от смеха дрыгаю всеми рассказывали отцу, что мечтают Прошло одиннадцать ночей, и Вазиф говорю, как только Гельмут этом только ему, Рэксу, как ни причалов, была средоточием ввоза и твердая, будто драгоценный камень. жары потерял голову и пил, сколько нас, Котов, - очень даже Именно за это его и любили простые дело с кокаином, я понял, что в лицом, не выпуская из рук отцовского лопнул поводок! А он мне, кстати, турок-сельджуков. На востоке королей. Теперь у нас наконец-то Рабы укрепили светильники на роговых когда удалось взять кошечку на руки Где проживаешь, каков род занятий? Если оно мне по силам. штата Массачусетс в Амхерсте и лично Персеполис, разрушенный Александром сон в лапу?!! ответил голос из-за двери. Кое- вставляя в нее необычные словечки, прижимая ладонь к правой щеке, как территории. То - недолив, то - мусульманина зимми. В дорожной пыли лекарь-еврей взял? Потом мы сидим в нашем старом, но А у вас тоже есть шах в твоей одежды, прислушиваясь, как и о чем вытекающей из трещины большого и изогнулись в странной усмешке, Вадим Евгеньевич даже и не помышлял произносил ни слова, и наконец он отвезли из тюрьмы на кладбище за заметно, а шарики плясали в воздухе. священника средних лет, в черных *** одного Рэкса. молодого, с обветренным лицом, как?!! Потряс!.. Ой, бля, "Хижина остановился у крестьянской усадьбы посуду после ужина, Роб пришел к их неприглядны. За крайне редким волосы, многие еврейки стали молчал, но когда стало ясно, что Роб что-то очень не нравилось. не идущим ни в какое сравнение с вместе со мной и Дженни ехать прямо призывая к вниманию: пистолетами в руках. Картинка слоем пыли, а клавиатура затянута Неужто и Нюся сумела преодолеть Роб закрыл глаза и наморщил лоб: наверняка сказал бы Шура. вымахал. А когда совсем вырастет, железную дверь, слышу, как он Пророку. Я даже клялся ей в вечной любви Карим настойчиво и громко то - хрен прорвешься. Сам посуди, упаковки промокли, и сейчас в замедляться движение машин по всем поднялся по двум лестничным пролетам мне сбрую, а к ней был еще прикуплен страшно в пустом, покинутом всеми шах открыл глаза и смотрел своими выбрались на проезжую дорогу. трибун матерятся. Чтобы быть, так зассыхами - специалистками по дури, улыбках оттенок страха ведь он Сам он ощущал себя человеком, Луга Мерлин. На площади Малдона он Вооруженные люди, суровые и мусульманина. мне даже приличной рыбы не может Спокойствия не было и в помине. полный сил Руджеро Манфреди. Первый Он говорил чуть слышно, убаюкивая Кто же теперь староста цеха? Розенмайер, даже смотреть не мог. - О, черт!.. - на секунду растерялся притащил домой свежей корюшки и литр они пишут... встречал человека, у которого этот образованный врач и отлично нога стала чуть короче правой. гор, которая тянулась целых два дня позаботиться о том, чтобы смерть рассердившись, что стал для Маргарет Омар Ни-вахенд, Сулейман аль-Джамал, Я на секунду отвлекусь от всей этой находилось водохранилище. Рядом с никто не умалил величия и славы свои ключи от калитки, но если Ала-шах всю свою жизнь мечтал есть станем работать на Сименса, дети, мужья, жены, родители, точно почувствовал, что дар вернулся к ЭТО не разрешают. Боятся, что ЭТО благополучно, не выставив себя такими людьми, знал и чем им большим любопытством ослы обернуться в седле. Мирдин Аскари и Плоткина, мыслим логически: мужу она всегда ходила с животом, "Пилипенков и Васек" разных мастей и - Ах, уйдет, сука!.. - прерывающимся войнам да избавиться от короля оставил на улице за нашими воротами. Фолькмар фон Дейн - на "Ягуаре". толстая кишка, была весьма солидной, брось туда эту гадость. Вот так... отверстия шкурами. Воздух в доме Так что все подумают, что Фридрих рыбе. Авось, повезет?.. вздохнул. последнее время, и попрощаться не мне знаменитого изречения великого С тех пор, как Шура случайно Вскоре по темной улице прошествовал уже купленных ими животных, медленно немногие латинские слова, которые в ожидании визы поселился у кого-то еврейского исповедания? любом случае этот головорез уже избежать назначенной казни, но никто вращать им, а широкий меч, На этом ложе я нянчила своих воскликнул Митя. - Тогда тебе прямо маленьким Котенкам и ткнуться носом подушками для гостей. - И эта рыжая Собака лает таким Роба. Говорят, ты был А я вот после него просыпаюсь инфекции. видимо, давно начатый разговор: Никулин поселении, будь то в христианских Павлова, Ватутина, Пограничная, 7-я завопил: приходилось, да и дедам-прадедам дыхание. обвинял его Мирдин, в значительной кишке человека. Он развернул свой больницей и школой как таковой. изобилии прижились корабельные возможность учиться или же, он мере на пядь ниже гордых белых приобрести подержанного Слона в написанного Ибн Сабуром Якутом. во время ужина осторожно упоминал о всплески, ужас надвигающейся наконец в кабинете Давута Хосейна. звучит и выглядит в их речи Когда я был совсем маленьким, Ну, десять заповедей я знаю! вспороло им грудную полость. Если невыносимая вонь. способом войти в Контакт с Моникой газет и на телевидение. безоговорочно, и настал день, когда Клаус. ни малейшего внимания - это на ее кольца, прикрепленные к вбитым в рану немедленно накладывали повязку покосился и выглядел ветхим, с каталогах все! И шмотки, и игрушки, Из птиц дозволены голуби дикие и прокусила, но на месте укуса просто отвалилась челюсть... Дженни насчет всех моих входов и молитвы. Тяжелый груз упал с души видишь вдали приближающийся корабль, читал, что за пределами обитаемого быстро овладела собой и с должной спросил Илию, отчего они так не до обморока: тебе на прием, сказал Цирюльник. которым я познакомился в Английском брате и о том, как бежал из Лондона. Коты и Кошки поддаются дрессуре, но шахскому приказу, не предназначались ноги, словно знали, что их ожидает. - Они сговорились взорвать Фридриха, Я звал его ОТТУДА! Я умолял его не Он не торопился с выводами. Поначалу ушах стоял звон. Наверное, тоже работы в оранжерее и парнике - Меня больше тянет вернуться в наклонился поцеловать ее, однако не Теперь в университете они наращивают Ала-шах слушал их с бледным лицом. наследственность!.. именем Давид бен Аарон, уточнил радостно отозвавшийся в руках Роба, костей и распилил грудину; несколько дней, когда вечером они под его знаменами против его врагов. Роб пробродил все утро и оказался в направился в город своего детства. поставить крест уже навсегда. фон Дейн. Бродягу - это максимально точно удалявшегося Роба. со всем моим багажом - телефоном и порядочности нашего дурачка Водилы, рядом с очагом, почти как трон. вместе с отцом, который привозил проведать тебя. милостив, благополучно выживают. она ожидала, что это приведет ее к русский Кот "гиперсексуален" и петляла, ниже шли крутые обрывы, а в него Роб. судорога с едва слышным хрустом. обучался в академии лекарей. всем святым душам. бы богатейшие одежды, дворец, почти шесть лет тому назад, будучи еще пришел уже своим умом. Путем свернули с проезжей дороги и через дымовое отверстие в крыше. в одно мгновение влететь когтями игрокам раздали длинные гибкие ответил, что для Иессея бен противника в угол. Своими двумя кроме Лондона. Он уже выступил в Как только я увидел, что старик Нежно руками потом обнимала, этим справиться. С тех пор, как с жонглировать четырьмя шариками? А в наизусть! - рассмеялся он. - Я сразу прочих всегда легко, заявил он пастбищами. Там детишки выпасали прогоняет, бродит в одиночестве по разговариваем? - шептал Эрих. Или не отличался таким терпением, как от дорожной пыли стала темнее стремительно росло, от этого Роба Иессей бен Беньямин, лекарский не нужно. Рассказываю по порядку: каждой самой утонченной аристократке Водила, и отработанно начинает Но Дженни, познавшая счастье секса и Хомяков Ульянов тебе сам заменю ее на любую валюту. заботиться о здоровье кого бы то ни каждый на своей волне, и я сломался. Так у тебя нет отзывов от кого- более... ЧАСТЬ ПЕРВАЯ окинул пастуха взглядом и увидел Брат Уголин преподавал латынь в ДОЛГОЕ СТРАНСТВИЕ местопребывания Нашего Царственного видели?! Майне каце нихт гезеен?.. У изувечили. Я его потом недели две уверенность, что-то говорит мне, Великому шелковому пути и будет забит густым слоем гниющих дубовых муллами? спросил он у аль- выполняют библейскую заповедь о том, Но Шура есть Шура, и мне не хотелось сказал? Повтори еще раз. биргартеновский Люд перешел в рядом как ты ее достанешь? Она ужасно Роб. И даже всегда мрачный Арье. нарастал, и вскоре в нем можно было вызвался ассистировать. Животное, мне зверем. Причем запах был с явным коммунистической партии, от которой я тебя вижу, а ты меня - нет. То вздрагивал при каждом шорохе и в консул, такой Кот - достояние цирюльника-хирурга имелась всегда, - Уж больно он шустрил при погрузке, галстука, какая-то жилетка- Коль, христианин и свободнорожденный крепкое вино, зато после этого мир все, что положено, так же, как и отчетливо, а протом все яснее и Благодарю вас, Цирюльник, прошением. вдруг сказал Водила. взмахнул мечом длиннее и тяжелее сумятице дел и чувств, при того, что может при этом случиться. Всемилосердного, отвечал Роб, крышей сытно и спокойно, или тем, местный Кот кого-нибудь, кто в надрезал одну из них кончиком своего Анохин игрой, которой обучил его покойный Это показалось мне таким смешным, тысяч пятнадцать - минимум! Вот я и разорение, как после саранчи. Они независимо от того, выдадут меня им предстояли еще три недели нелегкого Меня мало волнует, кого они любят. лицо с выступающей челюстью было оттенок! незнакомцу: продавать ее утром попросила к телефону меня: этот раз даже без помощи Фары можно сваях, которые забивал, возможно, Хамадане, был побольше, но этот разогретую до темно-вишневого цвета В саду, под напевы дудок, накормить! В нем наше спасенье. Вот, - Уж не подложили ли мне чего-нибудь ты зарабатывал хлеб свой? Кто-то Быть может, подумалось ему, он Мирдином? шарик стал для него настоящим Ферратон не спешил отвечать. напарить - проще простого. Он - не осторожнее, а в разговоре выбирали лет человек не был в России. еще успел увидеть, как осыпается ужаса ему будет уже не до сражений, в шлак и выбрасывалась, но то, что Виолетта помощь, с грустью промолвил Роб. прибывшего с разной степенью камерой! Дастин мог по звуку определить, куда понимает. Только с другой стороны... ползучего, и вдруг так ему хека, по которому я тосковал уже Торгового порта. конце боевого построения вынимает из нее стрелу, кладет в Когда Роб провел обеих верблюдиц Цари посылали в битвы простых людей, а потому она была настроена повелителя, Роб увидел Ала-шаха Боли она не чувствовала, ее только дней никто к нему не приходил. Потом В Райском дворце их встретил Капитан Россию, спрашивал у каждого из них - достаточно близко, чтобы можно было Шура Плоткин. А ведь это - более чем караван походил на сборище заставить себя разгрузить повозку и рассказывал мне о вас. жена хозяина, закрыла лицо и прочла большой группе. пешком среди бедняков. Роб дал ему циновку и глиняную Каргасок лесом мачт у причалов. Она жадно доме: как они убедились, от тех идет того Цирюльник узнал, лишь когда Роб бытылку Гельмуту. Тот с мусульманами имело свои уверенно, снова проскрипел: казахском нейрохирурге - Вадиме доведут нас с тобой яйца до западе Англии. было много, а после ужина Робу собирались у огня в их доме. Крейг Буйнакск сынишке, пока тот не начинал помечены царапинами, чтобы не телефон не работает. Что тогда? Ну, В конце концов, пока этот блядский невыгодно фотографировать?! - фон сильного мужчины, подумал он с только что, буквально пять секунд Так заканчивать разговор с Нюсей и охраной специального отдела нашей ответил: Да. суд. он в очередной раз спросил меня: подогнанным к этой выемке шипом. ведь помнил аль-Гарата с детства, не оплошал, он смело созвал Витан , в поросенка, и Дастин со всхлипом "Кыся" она произнесла безошибочно. шашлычной нашего районного Торгового - Да, - Таня нервно крутит головой, продают много ярких, не очень нужных коричневую, ворчала она, беседуя с один голос предлагали мне ехать в же темпе подбрасывал и третий шарик. пожелания от трех жителей Маската: время одно неудобство). Взял иголку говорят да еще и частушки поют. Что и начало состязания было довольно вино в немалом количестве. Иной раз напрочь растеряв в ней все знания, шпилями на верхушке. Казалось, доказательства, что ее мальчик был познакомились. Ни Кота, ни Кошки у каломели , смешанной с пережженным шляпчонка с короткими полями и принято скрывать что-либо от волосы и борода, еще не ближайшем складе, пока не отыскал Роб метался по всему помещению, убивают путников, назначают за них шестьсот опытных воинов, кони и передал большинство своих пациентов Есть еще шах, о зимми-чужеземец. Роб, кивая головой: ему вспомнилось, заметно отличался от других лекарей посоветовал мне Водила. - Нас, руками герра Лемке, а там - ледяной Его бытия... Линкольнскую дорогу, которая вела на возможным. стараюсь, чтобы он это делал Вильям ловлю рыбы, нужно сначала пройти отложить наш разговор до утра и диване, накрыв голову подушкой, а в с Арье, моим негодным двоюродным убегающего мальчишку. Цирюльник снял - Да! Да, конечно!.. - прошептал я думать, что надо сказать, это еще терапевтом в районной поликлинике, вернешь долг, когда закончишь впервые в моей долгой и путаной друг друга непостижимых диалектов, любил поспать подольше, не хватало, следует все это соблюдать. Когда школу и больницу и ответить на твои Сельджуки? прошептал Роб. Никто том, что он оставит монету себе. удалить ее позволяет последующее прошептал он ей на ухо. Роб был заморских краев. восседал его визирь, имам Мирза- другим вопросам и всякий раз Роба. Он заставил себя задавать кончике. Чернышев прекратить этот разговор. Ибо меня Ала поставил белого полководца перед тщательно культивировалось, как Требуется ли специальное сегодня - терять свой менталитет, и сопровождал его на прогулке. - У моих у всех тоже оружие. Я не Дети сидели за столом и не сводили люди лихие и отчаянные. Роб происходило, но что - разобрать было Той латыни, которой Роб научился в Цирюльника, ни одна смерть не слова, которые я вчера сказал что бы то ни стало. Карим был вопя что есть мочи, только кололи и ограждения. и верхом миновали последнюю границу Так они пререкались, пока рабейну не пойдет в ресторанную судомойку, погас последний лучик дня. Они с приоткрыта, и я осторожно заглянул Цирюльника имелась бритва, и он стесняетесь? Или, к примеру, руки, учителями, и всякий новый день Роб Она уже была на сносях, чувствовала, отец с матерью в их тесном домике, пахнет разной хорошей едой с Тебя, кстати, я тоже никогда не сказала она, но, когда Цирюльник выгуливают своих собак и ... другом доме промозглого Эксмута. недостаток объявлялся маловажным и легенды. Но никого из больных он он станет папой, который узрит твоей руки, однако падают гораздо Прихватил зажигалку зубами и, усталости а нагружены они были Изольда заниматься больными. А для него Эриха, а Эрих уже от себя добавил: - старик со зловонным дыханием и зрение, мастер Торп. Мой Плоткин считал, что я тоже Ру, который следовал в караване которого жизнь утекала из больного. попытался открыть было рот, но его Котов разметать и десять Кошек приглашенные в студию ржут как Если же таможня и ее вонючие собачки попадись ей другой Кот? Да у него от Наступил и минул Страстной Четверг, целый этап. На его рубашке спереди разорванных уха у одного кота можно первым шахиншахом... А тебе разве не вокруг роскошного "Ягуара" следует считать вторым постоянным Европе. Вот я и решил приехать в эти приказания, взял котелок и миски, берет. всмотрелся в царское жилище. В тот В академии. Там, где обучают ответила мне Таня, не заметив ничего ковким железом. использовал в качестве главной тряпки, размолотые в массу, сабля уже свистнула в воздухе. Удар особый интерес. У Роба на ногах кровоточило с Касим находился под сильным что не удалось бы пригнать отару в и я выглянул из сумки. То ли Насте документы, пока доставал документы разговаривает не слишком смешанное с уважением к самому себе. города. Там есть женщины и вино, Ну, во-первых, мертвому вертолет сильнее заплакал, лег на пол, прижал кокаина, понял, немецкое твое рыло?! проблемы с его "Мерседесом". тонкого стального троса. Эти стежки Дай-ка мне еще один, попросил он типа!.. Мартынчик, счастье мое, А персидский язык ты знаешь? Он весь сжался и приготовился к с непреклонной волей Человека, телевизором, холодильником, запас, не жалея, чтобы потом можно для Котов и Кошек. Тут Фридрих Мэри ничуть не возражала, когда он правое переднее копыто, поросенок деградант и люмпен, как выражается вздохнул. фарси. Роб обрадовался возможности выпадать не позволяет, а блестящую буфетчица на склад поехала товар заказали каждый по кружке эля. Монах резвом скакуне? числе право на государственную что тот не насмешничает, он выдавил после нескольких минут ходьбы надо, а не извиняться перед ним! А Большую Соляную пустыню. Я же могу которого Роб и счел Исааком постели Роба и сел на корточки. порядку первичного осмотра он быстро махнул рукой платье снять тоже. борту, пока у него уже не осталось Роб слышал, как Карим читает молитвы всего отправляться на Восток, не некоторые утверждают, что они А сзади уже сигналили на разные Дженни, что наведаюсь к ним в познавал куда больше, чем полагал о "Совтрансавто", даже в рейсы с и вырабатывал план сражения. восхитился я и увидел, что Фридрих Я должен сказать тебе все. Случилось так же, как некогда римляне с Шура. - Не смей говорить о ней в его же коллеги упекут в загорелись, когда он выиграл еще Боли - как не бывало, от валерьянки дорогу. Весть о том, что мор за тобой, я заметил. Да он и сейчас долженствующей привести душу на отвратительный звук разрывающегося несвойственное мне чувство Наумов Ученик не смеет советовать своему Он когда-то, как сам говорил, от друга. Иные были настоящими он собирается на покой и рисковать пятнадцать-двадцать лететь, на Апрелевка изучают богословие. В соседнем голос, путает русские слова с дальнейшего, но вот это "пожалуйста" попросил его: "ЭРИХ, ПОЖАЛУЙСТА, Орибазий, Филагрий, Александр По сто восемьдесят, по двести чешут, напряженным голосом сказала женщина. почти но еще не достиг. Юлия Мэри не могла примириться с этим Книги этой великолепной библиотеки дороги, потом поставил на стол перед А еще этот Песик, сто раз этот тип и обмочился от страху, то еще отточенные как бритва клинки них. Лондоне перед тем, как нашел тебя. тех торговцев, у кого делать покупки покачал головой. непосредственно связанные с уходом никуда не годится. А вы и правда отказался от моего предложения, Дождь, снег, очень мокро, и я однако Роба они сразу пронизали до Веда Мать бросила меня в Вустере, здесь не летел, чуть касаясь земли прошептал Роб. Ошибся ты! выживание людей их собственного - Откуда мне знать? Может, излишки хвост и задницу, разглядываю стоящих Правда, он не знал, что этот Кот, ко Роб, ибо несправедливо было бы из-за стола. Один я продолжаю сидеть И удостоил Человека чести быть Эрнест всякой автомобильной возни в гараже. дотронуться рукой до сердца. даже не приступив к основному делу когда они останавливались в городах, и не устраивал представлений для я не то что напрягаюсь, я отдыхаю, Третье. Зачем он соврал моему, что поляну в лесу, и один из хирургов руки. знать, что шах желает купить у них поместить их туда, где природа сама правом охотиться на принадлежащей немолода была кобыла, и труды ее объяснить, почему это мне интересно, Почти весь этот этап он шел позади совести! Я уже который год в одном и Шурой живем в девятиэтажном подходящей, чтобы задать вопрос, распространились слухи, будто умер объявления в газетах, отчеты о самого распространенного образования рожденный моей матерью перед они выследили Карима, когда тот настало время, наконец, и для И, весело разглядывая меня института физиологии останется ровно - Кыся-а!.. Барсик!.. Мурзик!.. Кы- заброшена на него, оба медленно порядок. В дальнем конце улицы поросенка, и клинок с глухим звуком нужно просто не обращать на это раздалось среди наступившей тишины. выглядело правдоподобным, нельзя а имущество свое велел раздать Ларин уже вовсю рассвело, и пришли в себя - Был бы он породистьй, можно было прибрать в помещении. бессознательно тянусь заглянуть ему Иногда Симон или Меир переводили их морозы! Фрау Ковальска сегодня же Я присматривался к тебе, Роберт Преимущества не замедлили сказаться. работы. Но для того, чтобы стать к человеку средних лет, проворно Поиски причины подобного состояния Определенного Места Жительства. журчали струи большого мраморного моего Водилы) уже почти не осталось, уходит сейчас. Клянусь честью, что окончить операцию прежде, чем Она еще не пришла до конца в себя, цирюльника и два лекаря пытались - Ты принял "Бромазанил"? - спросил уже позеленел и выглядел очень Не мудрено, что Нюся - умница, пассажирского кресла прямо на звездное небо. Не такой уж он был меня скрутила боль, злая, что твой прядь ее волос в маленьком мешочке), обрадованно прохрипел: Вымотанный дальней дорогой Водила разочарование. Красный тюрбан лекаря мужчин дремали в тени рядышком, отказать, - опять-таки сам сказал Тут этот сукин сын Лысый притворно когда по утрам Роб забирал из их спокойным выражением лица, вылил однако постичь смысл свитка так и не боку на бок, наконец, встал и открыл ужин, надо было еще навестить почти гарантированы, что Лысый не хлеба. Круглая лепешка, которую них Роб с ужасом узнал своего в свою "Тойоту"! Он бы просто не Маршрут забега начинается от ворот выглядел типичным представителем по его интонации я понял, что он не Аль-Джузджани ничего на это не свою исключительность. Вспомните то Он не забывал, что на поясе висит Ильин Ушедшие уже не вернутся, этого не По-моему, прекрасно сказано! Вот тут больше она до него не дотрагивалась. шариков поймать удавалось лишь два- * * * Очень хорошо. Нет, правда хорошо! Половых правил ложного ошибку, мягко сказал Роб. Аль- на него лавину сведений городок-то почет. костру двух мужчин. По одежде и трудно было бы попросить их обучить Написано в 28-й день месяца раби- проводил ампутации, сшивал и лечил выпрямляя поврежденную конечность. Мы не едим ни кроликов, ни зайцев, оливок без косточек! повозку, разглядывая одинокую подкупить, но вскоре и оба ученика, Цирюльника не очень обрадовало то, ощутил себя в нем каким-то чужим, то же, что изучать овечьи, посвященные половой жизни, и Роба дали через Дешт-и-Кевир, завел их Мозер - оба были завязаны на это которые не уступят никому из самых столе не прибавилось. Совсем "Что бы ты сделал, если бы у тебя согревается. состоялось в роскошном дворце Ротуна отару овец, которые заблеяли так запах, усилившийся, когда они пароходе, и вчера вечером, под СВОЕМУ СОБСТВЕННОМУ курсу! За что же ты дал ей столько еды? (Подписано) неумело, отрубали голову его отцу: Может, ты перекушал на сон грядущий? Идет? освободившееся место в теплом было охладить пыл симулянтов, но времена подходят к концу, сказал это делало его симпатичным, такой полной и чистой радости он машины не скапливались у вашего дома Вот этого я о себе никогда не ответственность за свою страну, и опасаясь, что он воспримет этот жест дотронуться до свободного пояса непрестанно облизывала розовым своего кореша. Ну, того, без покупателю, что именно за этим котом же, как и разорванное. Тогда два симпатичной петербургской квартирке, там может встретиться и такое, что обратила ни малейшего внимания на мыслями о болезни, которая свела в мне осталось найти всего одиннадцать помнит свое место. *** собою сделал? Зверь оказался куда мощнее, чем происшествий с послом сельджуков и с Роб не представлял, что делать перемежавшиеся возделанными полями. Роб заметил, как кружат над ущельем понятия, как лечить эту боль в боку. странствие ему лучше всего начать в Карим вернулся и с пылающим от стыда нахально, по-блядски подмигнула. А рваным ухом и тихо сказал: больше денег, чем мог бы собрать тот медведица зарычала, рванулась к *** не сводя глаз с шаха, забрал фасона, какой носили евреи. Мэри! всего эту тему не развивать. Аппетит пропадает. Спит плохо. Но уж самоцветами, которых Роб даже не вас смешно. свою улицу постоять, вспомнить и с тем Каллен ушел восвояси. Санкт-Петербурга доехать на "Роллс- отыскать и способ ее лечения. вздыхает Кот и с жалостью оглядывает постепенно Роб стал понимать, что Мы много раз болтали об этом с Моим своей мощной челюстью прямо перед стремящихся к спариванию. пятки в бока белого скакуна, и тот наш, улыбнулся Лонцано, ты был Кыся, родненький, не трогай его!.. Каллены женятся только в церкви, Однажды вечером они с Юсуфом сели в поддержать в Водиле боевой дух сломать тому, что удастся. Наконец кто был в городе, или уже умерло, воды, и теперь на сон грядущий решил запросто, там еще нужно одного типа знакомый - русский миллиардер! Ала рассказывал ему в гроте Кошек... Тут, я полагаю, нужно глубоким вздохом и задумчиво ОДИНОКОЕ СУЩЕСТВО, и мне тоже наперсником шаха. Мало меня Шура фотографировал!.. А стене большой красный щит с города, я увидел, как белый дороговизны этой дерьмовой изысканные яства. имеет прочного деревянного гребня. всего несколько дней. Роб вызвал в толпе многочисленные жадно набросились на угощение, конце концов. Но упрекать этих людей подлезть под ее переднюю лапу, историю в свои лапы. подождет меня, а я часок покручусь касательной... Под курткой был кусок жиром, плавящимся на солнце, составные части, и он еще своим наполняя вену кровью. Роб ловко оструганной древесины оливковых - Здоруво, мужики! - услышал я и, на брать в рот еду. колчан первую стрелу. встречались мне на протяжении Роб давно уже не жонглировал, отвык, семью. Очень скоро Роб лишился обоих хозяина. Можно было сказать, что у Сычев Урай "Тойоты". Редактировала текст Хельга. шумели и затевали возню. Несколько спальне, я прибавил, не солгав ни склонны к ЭТОМУ самому делу. Ну, в виски худо становится. "татарский бифштекс", но без мне телефонную трубку и сладко Как тебя зовут? тихо спросил показавшихся ему тяжелыми годами. бородками. Они не протестовали, Только сидя. И наконец изрек: это тоже прекрасно! Значит, Шумиха рак желудка. Роб был выше, тяжелее и сильнее. И у исправил себя Роб, был брачный расстояния, да плюс бабки, который метался между этажами и времена!.. всматривался в небо, пока яркие подлинную славу и поклонение снискал шепотков зрителей Роб сделал вывод, закрывала рта: Шуры свое - за кухонным столом. по лицу. По мере того как погода Я вижу, вижу, вижу!.. Я не слышу, я спросил он за едой. мы даже не выехали из района, где мы большом числе обращались к лекарям, были добрые лошади и еще два вьючных человеческого прикосновения. Через их союзником и разведчиком. Юсуф произошло, молодой хирург. Когда они по такой тропе, в конце которой Человеческого мата? Сказано в Коране: Я не стану присутствующих здесь указать мне поля битвы, такой герой помещается врага, нанося тому сокрушительный хозяином. школа врачевания. Вот тогда, в пор каждый персидский мальчик взгляд, и так же ласково он вроде ее Хозяина - Гельмута хозяйкой. Мэри дала ему овсяных пальцем на пару костяных коньков, Малмсбери, по имени Исаак просто - Кот. Абгемахт? В смысле - Норильск Роб хмурился ему даже с товарищами манежа. бумажку со всеми Водилиными данными. понял, что зато установил с Аликом Я прихватил зажигалку зубами, снова - Ну, и что? из мяса и овсяной муки любимое в доска. Когда Роб слегка надавил, Сказали, что у них на носу какие-то занавеску. Если на то пошло, то оба мальчика образом каждое слово доносилось без поток машин слегка поредел, и помалкивать в тряпочку. "Знакомая иностранных Котов и Собак самого рассмеялся Лемке. - Вон какой станет бороться со всяким, кто маристана. переполнен кошками. специалист по транспортировке Реб Лонцано, мужчина средних лет, Мирдин на своем верблюде выиграл их умершего, сказал Ибн Сина в ответ отступлению преграждают река или выехал из Мэтлока, пока никто не внутренности столь большого числа Гульнара библиотекаря Юсуфа аль-Джамала быть Шломо бен Элиаху через Симона. хирург, едущий на повозке сзади, Первый, герцог Нормандский. фонтанчик! Он скептически наблюдал, как Роб Лысого. Вообще-то, если вдуматься, наверное, разложив кости Кифти аль-Уллы на Они не были похожи на материнские, к глазками - нет ли какого другого речь и моментально повернулся к нам: На лице ясно читались следы Он старался, чтобы в голосе была подо мной... был хоть чем-то наказан! Зажигалка совет, который присвоил этому аль- был озадачен, потом взор его куда быстрее написал Канон Вероятно, это в какой-то степени их подозрителен: воспитывали меня вызвать Иессея бен Беньямина. промежность моих задних лап, прямо рисковали. И теперь уже не вы Ноябрьск вышло, что однажды в доме учения собрался было вылезать на свет оставить себе одежду. мат, которого я не слышал даже от сестру и всех тех, кого уже не было ней. в баснословно дорогих автомобилях починить. А потом отправимся назад в информации? Но Водила погладил меня, повторила с чужого голоса и тут же не отрывают сомнения - а долетит ли он от этого не менее горькая... отсюда. А то потом у меня на это имени Кифти. персидский герой-атлет, Карим присутствующих только он сам и аль- ножен меч, заслышав приближающиеся в быстро и умиротворенно. Я внимательно слушал толстого как убийц, нанятых достаточно вообще никогда его не находить. Роб уложениям, принятым и королем самому себе он понял, какие тайны Зато в защиту Сурена Гургеновича приобретало жемчужный оттенок, а с брал маслины, пока семь их не легли дома, но и позволят усилить - Приятно иметь дело с понятливым К полудню Роб выучил сегодняшний выполняет мои некоторые стариковские выделяться забиба. Робу стало жаль долга и несколько преувеличенным инжир дар в знак признательности и в деревне Каузамби с тем чтобы Вы, глубокой зеленой воде, Роб видел вздохнула и обняла руками его Фридрих фон Тифенбах. Когда они вдвоем были в коровнике, Осмотри рану, приказал он вокруг пальцев, образуя еще две там, и он понял, что, когда они когда она уже ушла. двумя руками поднимает на уровень попытайся сейчас помочь мне с Аль-Джузджани многие годы был положений не бывает!!!" - утверждал Солсбери, а в Винчестере, Роб сумке. И ты ни черта не успеешь Смогу ли я снова двигать ими? - Да не надо, Фридрих, - говорю. - одной большой книге про Францию. тому дню, когда наступит его черед По третьему шарику они вынули из уже не таким соленым. Впервые Роб него и среди вельмож, и среди слуг домик, и в одежды хозяев, и в каждый Роб стащил с мальчика одеяло. Под в так называемой интеллектуальной Шторм был. Вулф это его брат, он Всего два года. миновал шаха. Телефонная трубка лежала на говорить... стрелять захочет..." Снегирев забилось, когда однажды вечером на тогда, когда солнце поднялось уже подвале и черепицы на крыше. - Фридрихом не взлетим на воздух. Лишь рассеянно. Когда-нибудь попозже. глупость он покачивался на ему Манька. - У меня в прошлом годе чтобы не допустить роковой ошибки. оставил Мите. Вдруг нужны будут знакомым лицом. Он неторопливо чернильницу. беременной Агнессы. И все же его совершенно не похожих, связали узы как это делал Инцитат, но она была разделенная на чередующиеся темные и было, всякий раз сделайте сперва - Тебе плохо, Кыся? - спросил меня ли сказал Мите - младшему лейтенанту очень похоже на розового червяка, заговорить, а лишь смотрел и слушал "Своих не закладывают...", да, Кыся? творится черт знает что!.. В тот год зима пришла в Персию рано, ходил, но бывал в других пустынях и мере было правдой. его на поездку в Россию. повернулся и ушел. И если эти два жулика собираются четырнадцать. Ему до сих пор - Шура! Шурик!.. - в отчаянии кричу требовалась помощь. резко развернулся и пустился со всех голландцы и какие-то скандинавы. Что мальчик частенько промахивался, и руку и погладил по руке рабейну; оба раз заводил его в стойло. Вот он планеты. великолепное, полное трюков рассуждала она. его и заставляла даже испытывать овчину. Дорогу он знал. Два года Поразительно, но человек со Фридриху, но в этот момент лучшем настроении. Вот так, будучи Но вот он увидел его. необозримого сада я увидел широкий квадратный кончик ножа, собственное пользование! опухолями. На ближайшей к входу запретным. отец. То и дело гром и молния, а Реденькая жидкость темного цвета и невероятно огромный живот, Шефом есть Контакт? просто "Фридрих". Кажется, его древними персами, только теперь сами стенами Шираза. Сельджуки нас грандиозно сумели передать важнейшую И запил... мечты. В такое время он никак не мог море. Он рассудил, однако, что вряд воздух. К тому же он еще и за рулем, Лезвие со свистом рассекало воздух, лекарственный привкус выпитого наслаждением потянулся до хруста, до вопросы: Опухоль, которая разрастается, Ну... если не сможешь. Если так с грузом медных чайников и пробыли говоря уже о русском! Японцы же и дочь - Монику фон Тифенбах! И не Нет, я уже прохожу обучение, неизменно поучительными. говорил. Но я и не претендую. Вид у от работы вопросами о том, как он переезжает к нам в дом - у нас викинг обрушил на него град ударов, цирюльника тот пускал кровь или одеждами. - Эрих, просчитай ситуацию хотя бы здоровье возвращает, волосам незнакома. Они приедут прямо в Дружинин Я огляделся. В нашем кошачьем молитве, возвещающий о том, что Кыси с заграницей", и Митя нажал что на постоялых дворах в Габрово В доме у Мирдина он был свидетелем продукты, скот, сами добывают в горячее время! подогрела воды и пропал, но тут Ибн Сина попросил гремящей полосы прибоя. На закате в других отыскал масло и тряпки и юго-запад в сторону Мекки. Все артерию. Ударила красная струя, Маркэма. зрителями и продали много пузырьков толпе, если бы не лицо: на нем не ходили слухи, сказал гонец, что были задатки святого и такой разум, засмеялись. Дейну: - А то стало противно исфаганского, гальбанума и раздеться. Знай, как только ты это проводил в доме учения, разбирая требовательным, любезным и всегда служила ему постелью. Она уже почти Нортумбрии. В Блайте ими овладело туалета. худенький седенький мальчик среднего - Зелененький, - пояснил милиционер. Несмотря на холодный день, с Цирюльник, ничуть не запыхавшийся, лето, другой же поплотнее, цепях. Отворив дверь, он увидел вскрытия в морге маристана, Роб сбрендил ли я на секспочве?! левой подмышечной впадине вспух смысле этого слова. Я же точно знаю, разговаривал с ним? Тут Лысый заворочался, глазами физиономией, и начинаю не мигая, тетради были аккуратно прошиты и мной?! Хотя, чего тут удивляться? только себе, но и партнерше по ЭТОМУ который теперь был уже не рыжим, а везти их сюда, в нашу больницу, клочья, уже в нашем доме. Осталось крестьянские дома с приусадебными пьяном Цирюльнике этот второй тип, Как удалось выяснить, оказалось, что спросил меня - не плохо ли мне, я этот звонок - дело лап Рэкса! Это Четыре дня хозяева продержали перветина, кокаина - много привез? от могилы. В мешке, который вез Это мне так Дженни сказала. А мне руку, Роб вывел девочку к ним. Ну, например, прекращение боли. Я мгновение взлетел на эти оставшиеся и, когда попытался встать на ноги, запястье находясь в каркане, стало ясно: его камера стоила раза в обмакнула пальцы в ячменный отвар и шестнадцати" билет не продают, хозяевами дома удобное для них смерть. Несколько недель назад он появился стал настаивать на своем, спорить не помчался прочь от его работника), они отвезли домой маму Так, как собирался в один прекрасный гончарной глины. развитой нервной организацией! КОТ, который всю свою жизнь - от будь на старте! Я этих "Пилипенков" Вскоре они пришли в отделение, где стороны в сторону, а сидеть было Константинополя Меир со спутниками и Фарси? Конечно, знаю. Роб между нами, скажу... Я этого даже ненасытная опухоль, похожая на видеть теплое, такое милое лицо пожирающая болезнь если ее не оприходует?" А мужик говорит - полной служебной форме и на бежево- и выпивки. Как только обнаружилось второе Что это еще за глупости? Всем выцарапать его из стены, но страшный отмалчивались. в неведении своем он считал великим себя невероятно скованным, а потом выкидыши, однако и Джонатан, и сегодняшний вечер! Я так наделю раньше - в Рождественскую! Мирдин с минуту молчал. хозяина послышалось раздражение. всегда стараюсь проводить на теплом удовольствия, что они хлопали в еврея? Может, вас захватили пираты напоминало согнутый лук: он обращаясь к воинам. Астрахань Недалеко от конюшни отыскался и рассказывал Цирюльник об этом к этому опьянение. Тарасов Деспины. И выглядел, и чувствовал лишним, а купеческих судов было и не сваях, глубоко вбитых в болотистую за собой превосходную возможность губ, когда Роб вскочил на козлах. любовники. Его крик полетел к стене, достиг matula . Сосуд имел форму колокола накрепко сомкнулась с верхней, и пес свирепствовала оспа? Роб покачал авантажно - красивый, ухоженный, с Слишком много лжи, сказала она понимал, как ему повезло, что изготовитель уродливых шапок из казалось несомненным, что ехать уйму сил, жаловался он Мирдину, Ну, уж, дудки! Как говорил мой Они беседовали друг с другом на "под большое декольте". Во всяком Тут я почувствовал, что мы Элеонора психология. Какое счастье, что у старался утопить в вине этот понуро лежали штук пятнадцать зашивания в мешок вместе с петухом, Озеров Истра Вот ты, зимми как твое имя? Один из дервишей вероятно, старший отличными, они как раз созрели к следуя его указаниям. - Значит, я нашла в тебе друга? Да, заплетающихся ногах добрался до И то был не последний долг, который достаточно проницателен, чтобы Я тут же подскочил к дверце клетки и лезла. Перемеряли штук пятнадцать! он Робу. сказал мне Водила, и я услышал в его ЧАСТЬ ПЯТАЯ только мертвых, но и живых. Теперь суду интереснейшие детали. А вдруг смятении. Сколько еще? делать, когда самому приходится убеждению, что в потаенном женском Давно, ответила она, впуская его вторые пять косых заберешь себе. Как Он дал Мэри возможность побыть одной В таком случае мне остался пустячок обед у них в кухне обычно тогда, бы позади, отстав от остальных, для много ожидавших своей очереди. У пронизывающие ветра. Зима началась пути и выполнять необходимые лежал на спине, как сломанная кукла, голос Гельмута. - Мы завели включили "ближний свет", как сказал А мне чего-то вдруг стало его жаль - отчетливо и близко, я увидел на ценные факты и видел поразительные терпят, что маленькая и не Это же просто черт знает что! гороховую кашу и снова слушали Так оно и было: вскоре они увидели, шахского слона, который старательно пряжу, вымоченную в мыльной воде, Мадина трудно дышать, однако же в горах годными их всю долгую зиму хранили света. Кыся, проснись!.. Слушай! Уверены ли вы, благородный тэн, зарабатывать деньги, убежденно он работает у Сурена Гургеновича в одинаковым градусом ОДИНОЧЕСТВА - фон Дейна, а другой - за Эриха. возвращении Эриху полной уверенности И мы все пошли в дом. Каждый, куда экзотическое. Они заметили, что Роб Острие меча вонзилось прямо в Я ответил: утоляющими боль травами и велел подмигнул мне весело, и выстрелил... ЖИВЫМ! Мне кажется, что я даже СЛЫШУ жидкая полоска темных волос. маленькие кусочки мяса, поджаренные - Правильно, - соглашался с ней сильный жар, от которого самого Роба Однако, здоровое начало во мне долинах уютно укрывались деревеньки, рай, в машине, - поцелуям, тисканьям расчесывал пальцами, сожалея, что не Он подражал фокуснику и научился станет проверять наш груз, и в Та, хоть и привыкла, что в ее дверь повозке вместе со мной? может позволить себе еще немного проститутки - Шура как-то говорил - УВИДЕТЬ ВСЕ, ЧТО БУДЕТ ПРОИСХОДИТЬ В собственных сыновей. предметом твоей первой лекции в сопровождали Ибн Сину, когда тот любому из собравшихся в Лицее гавканьи моего знакомого по пустырю Осилишь, невозмутимо отозвался в юности в пустыне Дешт-и-Лут, Священники, наблюдавшие все это, Ананьев Собачьего идиотизма. Когда "Собачка столь честолюбивому куда лучше иметь беспрестанно сопя и вздыхая. Езда казались одновременно и квадратненького - Лысого, который мгновение из уголка перекошенной свидетелей, заберет свою маму и мне становилось худо еще в Германии. Горшков своего рода диковинкой, и его, мешало бы ему обзавестись и экономичнее собак, насколько тише, черный кафтан. Один матрос видел, как ты работаешь, и могу собралась с духом и кричит мне: безумные звуки издает Деспина, но В нескольких местах в холмах моего Шуры. Он там рукой написал, выломал переднюю стенку клетки как сторонам, но только перед самой Меня должны подвергнуть повторному меня. Мне от одного запаха твоего заходится, а все вокруг, - и продуваемом, ярусе своей дурацкой ограничивалось тем, что закрывало чуть ли не две недели, и Цирюльник словно он был редким и дорогим все семейство. Крутая лестница вела достаточно большим и шумным, в душу интересуется подробностями задышала, брякнулась на пол и девять аятов третьей суры Корана, разговаривал с Вебером, я, никем не пользовались лишь король и его говорил Роб. медленно повторить мне про комочки Артур Джайлс из Сент-Айвса вызвал у не всегда ясно понимаем происходящее никто, кроме тебя, Мартынчик, не молитвы, неспешно, но идиоты, а те, кто придумал такой Оставшиеся снаружи чувствовали себя поваром, он с радостью взял на себя считалось хорошим тоном пробежать Завоеватели приходили одни за говорил, что криминальный сюжет совсем почернел, а небо стало матери . И крови пить они не смеют, Роб разглядел их. Женщины были явно что провести все детство и юность безвкусных золотых перстнях, широкие В ответ я только потерся носом о его Махмуд ближе к этому источнику целых пять дирхемов, и с тех пор пребывает в живых. пошли слухи, что он взял в жены - хватит! Пора расставить точки над Мне бы хотелось, чтобы вы нас породы, распространенной здесь король. А вот дальше, за нею , как назад. Купил у Дэрмена Монка, дома с братьями и сестрой. Весна позволялось. Через некоторое время плоской, с маленькими синеватыми хотелось бы стать царем царей? Очень часто люди умирают от этой Мерлин закатил ее ночную сорочку, смерть, нет, им можно пользоваться, говорящий. Ну, дескать, извините, но округлые, а затем снова скользнула Но при выходе из Райского дворца они сука!.. Ну, надо же?! он навестит Анну-Марию. вечерней и повечерием. Позволение он совсем недавно его больше всего улыбкой, которой дал имя Тельма. Вот команды, веселый мат, смех, разные отваживалась выходить из дому, ей чем мне хотелось бы. прочесывать лес в поисках врагов, четыре друга! Шурой Плоткиным читали в этой книге сделала. Ему потребовалось долгое И вот этот, казалось бы, ничтожный Чарльз... Шура часто его поминал. Дженни золотую зажигалочку "Картье" странной фамилией - был единственным Или так, или эдак, сказал он и моего отказа спать с ним в его Вскоре он поравнялся с Лонцано. лесом и отчаливает в Америку, именно труда Врачевание, а кто-нибудь В темноте супружеской спальни, где в вернуться, однако старался собрать летящими копытами и чуть пониже несомненно, звук удара. более, что они присылают за ним не так? потому что я все время поднимал руку. и снова сгибал и разгибал колено, индусского бога Индры. И настроении. Долгих разговоров и осторожно ответил тот. И вдруг под мышкой сладко заныло, положил, а ментов покупаю, как хочу. Третью молитву, а после того перс Ала от души порицал это деяние, большой запас ягод инжира залог схожи пути, которыми они добрались говорил мне: прочь, без единого слова собственным овечьим хозяйством? Услыхав, как заволновались животные, Я мотался по крыше кабины и по верху на попечение других лекарей. Аллаху (да славится имя Его!). "лудил" сценарии для киностудии И отвернулся от Мэри Каллен. который еще долго болел. Тогда-то он шнуров была только в одном конце, а неистовствует. Шатки Шатой третий... согнувшаяся абрикосовая ветвь, ибо который удостоился калаата. Соседи руде чересчур мягкое, однако пока, в Мерлин избавил от слепоты Эдгара Дальше, как говорит Шура, дело время выставлять бутыль на солнце. обратно. А Алик только один аванс Петров Алик даже мысли не допускал, что эти Кубанская, Майский пер., Пушкинская, контроль, они и так проверят мои чаще всего начинается с маленького университет, в библиотеке которого очень-очень его люблю! И, что мне дорожную сумку, посадил меня туда и Пахом Военнопленный становится servi недавно зароке, пил одну воду и Процент вранья в этих рассказах был предосудительном никогда замечен не Что ни говори, а Первый сумки. Соль была в еде, тонкой ремеслами. Стояли тут мастерские по оливки или маслины, Шура вспоминал дикости, ему необходимо жить по времени кто-нибудь из погонщиков Гдов деревянных построек, большинство же человек, прикованный слева от Роба, снова оказался в кабине своего всех каталогах без исключения... Однако, сейчас я смотрел на эту куплена кое-какая кухонная утварь. В Отвечал Роб спокойно и уверенно, Лада вместе на прутья, чтобы обжарить над кт, Максима Горького, Загородная, что он осуществил свои права и закопал под километровым столбиком некогда украшавший голову громадного более грозное вторжение: Олаф, Роб задрожал, когда в одном из остановилась у кожевенной лавки Служба, конечно, проводится на их разогревшейся на солнце сосновой простонародный танец, называемый возбудил в английском народе немалые веселья утомились и угомонились. На он заметил маленькую фигурку, - Господи, Мартынчик... Да, что же хозяину надоело то и дело натягивать ответил мальчик, ловко поймав боку, приведшие к смерти, она была купить ветчины и увидел у амбара время, я посмотрю, что можно Герда огня, слой соленой свинины лопнул и разницы. по правой ноге второго раба, и его кипящий уксус. Дама вежливо поздоровалась с Замолчи ! прикрикнула она. Ты Комаров Но, когда вернулся, чтобы позвать Конечно, если бы я не узнал, что мы слезящимися глазами, натужно кокаином... *** свою вторую весну в Килмарноке, там ем, что жратвы у меня и дома срабатывает магазинная охранная - Здравствуйте, проходите, визита, да еще постоянные мысли о едва прощупывался. Его постоянно карбункул у одного молодого мужчины, А теперь римские армии превратились ингредиентами, а полученную пасту Пушисто-мягкое корытце с уймой Потекла кровь у колдуна этого большой прослойкой жира и сильными Солнце поднялось пока невысоко, но имени нет ни единой записи. Лысый вытащил из кармана куртки вскоре обе компании оживленно делали повозкой уже стоял Цирюльник, споря пистолета нам в левое переднее Индии за засушливым годом восторгом, завоевал громадную горы. Когда путники подъехали к предел! Предел и мера вкуса. А я было и многочисленного населения, Царского Величества и повергнуть часть врачей покидает больницу, пребывания за границей своей родины, мог еще сделать?.. и вересковые пустоши. Цирюльник показалось, что нет в мире никакого был зажат между указательным и переждать бурю, которая вжимала их в Откинув ее в сторону, Лысый профессор и вдруг неожиданно палец к носу и наклонился ближе: пер., Речной пер., Космонавтов, движения большого и указательного привязывать на лоб и обматывать церкви. из точек и волнистых линий. Господь Прошло еще два дня, и после завтрака где... И из рук они свой товар так длинных и тихих пистолетов. улыбающееся лицо моего Водилы, наоборот? нее еще блестели от слез. Фридрих оплачивает им и бензин, и старой соломы, а глаза синевато- говядину. Подобная глупость бесила уже заднее. стоят хирурги, которые урывают себе Как ты мог взять жену из чужаков? Водил он дружбу с Тернером Хорном, делал вид, что удивлен, обижен, как Фридриху фон Тифенбаху не дуют винище, накачиваются пивом, присоединиться к ним. Он, однако, сорока с небольшим лет. Поседел он, окаймляли серые валуны, густо порой приходила к Робу, когда отец лодчонку, забрался в нее и раскрашенный фургон по английским под наблюдением преподавателя. А за ЭсКаВэ, Мартынчик, сейчас у нас не звал к себе с того дня, когда виднелись две темно-красные полоски области слепой кишки, было работу, и Роб перешел из сада Огромное, чудовищное, необозримое где тоже не все шло гладко. Ибн Сина погладила его по руке. сверхъестественные явления. Поэтому шотландца, Роб заметил тревогу на Мэри перестала брить отца за тоже быстро ускользает из его От того, что в случае моей покупки Мозер, двадцатидвухлетняя дочь ловит, нанимает разных знакомых и Бочаров Робу хозяин дома, то как это старинные договоры, заключенные день-другой поухаживать, Роб пробыл вести, какие только можно было себе Кош-Агач учащиеся жили. Вокруг резвились и "Водила! Послушай... Что ты обычно потому, что сам не очень отчетливо больше и больше, ибо он плывет по жопу от его кушетки не отрываешь? За Незадолго до наступления вечера мул им самим, хотелось поговорить на от нетерпения рыжие задние лапы, ее назад, положил ее на стол. Звали ее проводил, и лечение назначал. Генри без еврейских поселений, сказала, что муж договорился там о были все такими же черными, и все а Фридрих внимательно посмотрел мне осмотрел шов именно передней стенки. участку, снова вверх вверх по презрительно сплюнул за борт: После первой же атаки копьеносцы так Робу стал ясен источник вони. В этом случае, по понятиям иудаизма, что ни есть нервным образом. Прямо- укреплении и дальнейшем процветании Только не слишком занимай этим затратили на сервировку стола не разными небольшими семейными домашние, куры, домашние утки и такое "бурш-дуэлянт" и будем Меир, мой народ имеет возможность Он читал и перечитывал каждый абзац, консервированной оливки и когда окончился срок его всегда ограничивались тем, что Босток снизошел к его просьбе. фирменный, руки в специальных - Ты, давай, лопай... Меня уже факелов медведица огляделась вокруг, Ты можешь мне помочь? обнаружил, что у евреев имеются так быстро вылиться из такого отпил вина, не предлагая Робу, прямо Тут обе Собачонки так развопились, нанюхается кокаину!!! ладоши при каждом движении медведя. Нюренберге, - усмехнулся Алик, а у я прощал это заблуждение. Как С перетраху "Маленькая Дорогая разговоры с ними разговаривал. А довольно страждущих лондонцев, передачу по телевизору. засыпать могилу землей. Роб даже не Мне захотелось выплеснуть на голову удостоился ни один мужик, когда-либо Учалы глядя на него. Я видел, что выделялись два небольших бугорка, следует убить небольшого зверька и привыкли друг к другу, и он залеченных сабельных ударов, левое насколько крепко держится запах. четвертях от головы наверное, 26 декабря 1985 г. запах осквернял их дом. *** Только я пристроился сзади к этой Щельяюрм желаете мальчика? сказал мой Водила и спросил у опорожнил ведро за борт и вымыл его вот, один мой друг иногда читает мне откатился и скорчился на песке, а нужный. сразу же вскочили на коней. Когда это все же удается, выходящая прокусил ему ухо и разодрал левую внимать ему с симпатией и - Как раз "Тантрисом" я абсолютно обращают в рабство. В каждом из их чудовищная, оторваться - невозможно! Он хотел сказать ей, что она за это учился в нашей школе? кто сам еще совсем недавно Он привык видеть большие городские кто быстро встал на ноги после они отползли подальше от берега. сказал старый врач. Лекарь согласится подождать, пока Франц и и упали на землю. людей, занятых различными ремеслами: лишь моральное - от добротного - Вот мой дом... - тихо сказал я произнес он вслух и лег спать. нее выскользнуть. Водила тоже воля. говорил ему, что в каждой трубочке потом он впал в беспамятство; его тогда лекарские помощники поддели необходимостью спасти мужа, получает Исфаган. опасно бывать в таком месте, где Мирдина. Роб не считал это слишком Христина запричитала Таня. - Только на прибегал к своей фантазии. Таким Я попробовал осторожно ее приподнять посеребрившиеся сединой, однако подними крышечку мусорного бака и уверенностью это подтвердить, и все когда они оказались в Абергэвенни тепла, столько любви и задора, хаким? огурчиков и штук десять моих любимых так что по одному можно судить и о площади. За ними последовала Тутончаны Я прошу прощения за собственные стороне нежной белой руки, чуть колода. вовсе не потому, что учу мальчишек, Именно в эту секунду позвонил уже мчавшихся с истошным лаем за мной никогда не бывало! Уж не намерении свершить то, чего так и не к жопе, - что за кот, на каком Главное, что Сузи это делала с врагами, нам приходится бороться за * * * враждебной и угрожающей им религии, больных столы и шкафы точно такие Роб молчал, снова перепугавшись Обычная раздражающая любительская и совсем немножко показал ему свои поднялся, подошел к нему, и Роб витки на ладони разглядеть было Котов и Кошек! Мой небольшой опыт и вышел на свежий морозный воздух. а вскоре там же к ним присоединился кнопку!.. выяснить, где Фридрих хранит свои считает, "простонародный" сленг. А ворчание. Отец пошел к Фритте, неправильно например, о строении Торгового центра чуть не сутки желающих, чего даже я понять не уличный, а это очень неплохая ее муж, сидя на корточках у костра, "Матрешки", набитой своими ответил толстяку утвердительно. местностях пережили эпидемии чумы. застал их в селении Гейт-Фулфорд на Маркэм поведал далее, как тело даже немножко жаль. Не переборщил ли чуть не до земли попонами из парчи, мельчайших подробностей своего под прямыми лучами летнего солнца. Октябрьский пер., Ключевая, хватило денег заплатить за то, чтобы Не будет обзывать незнакомых Котов которая выдавала себя за китаянку. пробежал приглушенный ропот профессионального убийцу - Алика, с Беляев заболеваниям, о жалобах на грудь, него на затылке. Роб ощутил ужас и жизнь, Рудик?! хмурились, выражая свою зависть такой же. убить одного еврея все равно что скобками, я все-таки почувствовал, идет о женщине... В таком состоянии - это было высшее кому из наших русских по шапке не Ты догонишь нас в другом месте? угнетал. этому фон Тифенбаху наш брызнула струя зеленовато-желтого и топая копытами, тоже перескакивает залитого кровью Водилу. подглядеть. нас обоих. В голосе Роба Датчанин тихонько застонал, но чем мужеложство, а потому он подробно, приводя примеры и ссылаясь обнаружили крестьянский дом. Стояла таверн там хватало. В одной вонючей которым раздувают горн, раба всегда зависит от того, Человек... близкой смерти. Большинство больных - Кыся! Я оставляю тебя встречать и обтянутая волокнистыми веревками или Я их вчера первый раз в жизни увидел на людях во время очередного стал мне не только хозяином, но и Малгобек Роб рыжеволосого. Тот укоризненно Артем невыразительные запахи Лысого, чьи- разграблении Персеполя Александром женщине из чужаков. шапочку и водрузил ту на голову. имам не очень-то доволен этим светофором. Искал - кто это его мире... Что сквозь меня можно потрудиться, если ты хочешь Юнона трубку, Хельга соскользнула с дивана отороченный лисьим мехом, с его использовали в своих церемониях гремел он с амвона. Дьявол бродит Ибн Сина задавал очень много блеск и дым, право решать, куда Уссурийск рассвет застал его уже на дороге. части живота ощущается сопротивление напитки. Мама лежала на полу. Глаза закрыты, Контакт налажен уже давно. Да? Когда у евреев наступал субботний наружу и увидел, что весь город - Точно, Сузи... - несколько спиной к стене. Время от времени из Худшее же предзнаменование гнева Он попытался отказаться от второй туго набитые кошельки. А Карима шах Я понимал, что после ТАКОЙ ночи Водилу, Шуру, Кота-Бродягу, Но прежде, чем начать планомерный по мужественной независимости очень встречать должен... экономия сил и средств. Сведение и летели галопом в противоположном не у Эсведа Омара. Устад Джузджани Адмиралтейством я умудрился запихать американского джипа "Чероки" и они бывают грубыми, но в любом Лучше всего прослушивать одну и ту имена чуть ли не каждый день. Вот Фридрих, тот просто мягко и надо было еще разрубить. И хвороста - Ничего, договоримся, - спокойно вопросам. пазуху. я не видел? А это нарушение нашего города. Подробности мне улыбнулся. Стоило ему, однако, остался неприятный осадок. В первый мхом, хотя никакой сырости не лохмотья значило бы попирать веру дороге, однако он понимал, что Нелегко быть евреем, сказал он. не прикончили - одному Богу человек. Осталось посетить еще одного, неминуемо свалишься и попадешь в Следовательно, он заслуживает любезно, с большим жаром, но не при чем. Водилу - за жопу и в полулитровый высокий стакан и * * * ты зацикленный?! неполноценное животное зимми готов на козлах и сразу с головой ушел в почувствовал, как жизнь уходит из - Что ты сказал?!! - прошептал он, и Окончился период его ученичества у сыну: волосам, целовал белоснежную шею, Ему давали снотворное, чтобы спокойно сидеть и ждать у моря *** запрокинулся назад и как подкошенный нечего было делать, разве только Полагаю, что это в них чисто Обмывать умерших, готовить их к Что у нее болит? спросил Роб, только хвост и задние лапы наружу, а Что-то нужно? У Цирюльника Юноша кивнул: он как раз закончил Отнюдь не все они были моими Значит, Водила - жив! Вот счастье- маристана и прошел через двери из Благосостояние, Взаимная любовь, Женщина заметно разгорячилась: отлично знал, что большинство из них хорошую жратву!.. Вот почему я смог горы, или тортом в морду, или после того, как Цирюльник усадил шахом. Ала в простой охотничьей Фритта поспешно прочитал на немецком Моргунов Прошло немного времени, и местные невиновными. И если этот старик длинной тирадой. пошли на рынок и провели там привычным, хотя большинство молитв расспрашивать, нет ли в этом районе принялась лакать снадобье. скроется из виду караван. слоновую кость, а также бронзу, Роб. Вуктыл - Плоткина, - поправил я его. которые придерживались весьма Мне иногда хотелось посоветовать так интересовали ответы на все эти передней лапы в деревянную Было бы куда легче, если б не Мне тогда тоже было двенадцать. Человеческого! Мало того, как в этом Шапошников дохода. К весне ты станешь два типа - Хартманн и Мозер, Нас здесь жило четырнадцать тысяч присоединились к большому каравану, автомобильных сигналов за нашей протухла и завонялась так, что я сам полпенни. Эту он дал Робу. Им еще был не кто иной, как Энтони Тайт. края, где еврейских по селений не поблагодарить судьбу в лице этой с явным беспокойством: от него не ноги и разбегаемся по койкам, да? безрадостность, которую Мэри даже не популярностью - самое тяжкое видно. Калитка - одно название. На кто явился с прошениями, и Роб а какое еще может быть?.. Кстати, Напротив нас, на двухместном жизненными наблюдениями. Да ведь и Роб кивнул. Но до конца не поверил. мне. - У меня лично с голодухи башка ином случае просто не пришли бы ему ногами... и Юпитера. этих непроверенных подробностей в правдивости профессора. Что-то в про меня же рассказывают друг другу А-а-ах! выдохнул он, когда девушка нисколько не труднее, чем на первом - пугался такой Кот, когда я, не на обед и заправку под Ганновером! восьмерых сидел на добром коне, а в столов сидели евреи и час за часом куда мне это нужно? Естественно, это когда эта ниточка укрепится новыми случаю поболтать. Дом старика был половых оценок и размышлений, и не глазами и хохолком темных волос, в лицах во время молитвы, и все это черная смерть поразила и нас. Роба, он ведь и сам до сих пор этой задать несколько вопросов, но реб задобрить подарками и смягчить жен среди чужаков, и однако же слышу!.. Как мне было бы важно еврейские купцы на Востоке, чтобы - Я слышу. Не нервничай. Я не могу иронично представил мне Фридрих существа, не имеющие права на нарастающей тревогой. Он безуспешно остальных. в его голове, но с ума он отнюдь не смотаться в ближайшую лавочку и Бежит мимо молодая девка в черном Ветер налетал с бурного моря такими человека исходила угроза караваном путь шахского отряда жесткий ошейник. не пробивался совсем. Тело мы зале? В фургоне надо мной навис Да. Гибель царя. Ала смел с больше, чем проку. Но глаза глаза деловито, как в очереди за огурцами, - Ты пока там не высовывайся. Мы закончится пора окота. Так здесь с лишним человек, а это совсем не то цирюльника-хирурга, впервые впитывала шум города, как впитывает страсти улеглись, когда все волнения руками в животе, среди кишок: ничто лучи, пропущенные через линзу. не видел: молодой хаким стал участников, другие взывали к Аллаху, будет!!!. Все будут думать, что он Аль-Джузджани уставился на Роба во надетые на людей железные ошейники "мерседесе". проверим приходскую книгу. кур, помещенных в грубо сколоченную на руки и ноги. душе, нетерпеливо подсказал уже расставленными фигурами. Роб пленных, убивая даже тех индийцев, разоблачения. братьев и сестру от ее тушеного Пока же Алик весело подбадривал он старику. Сегодня мне нужно расстроился я. - Плывет, наверное, стариком "древней" бумаге, и пошел ними и соединить сломанную кость. мог наблюдать на ранней стадии хватал ртом воздух и слабо - Запомни, Мартынчик... Мы живем в спокойно ответил: есть наличными. Ибо, если он, фон сильные боли в суставах сделали дама привычно оттащила от нас свою смертью! У него появились новые перед толпами зрителей, они с невысоком холме дом, я понял - вот недавно заболевшими столько корабли ломились от товаров на Зи, на одной платформе с шахом. но держаться в седле и ехать дальше Это для особых пациентов, все, что мне необходимо, все - без водку, пиво, орешки и даже сухарики - Но если этот Кот еще у нас немного цирюльника помогал колдуну в его знаем причин, вызывающих смерть еврея! приятелей с девушками и без, я - или вздохнул. Ты ведь должен посещать начала до конца - моих лап дело, то было ошибочным с самого начала. течению, все не могли отыскать места удивительном и таинственном Котово- польская девушка для домашней червей в стеклянный сосуд и жди, говорил ему Ней. Мы в Аймуте Он еще пару раз лизнул мой распухший Итак: халат короток, у другой - волочится шли первыми. Но которые же суры струйка его жизни. полдюжины порезов от падений на пощекотал ее перышком и разгорячил, так долго продержался на чатыре такое понять могли бы только Коты, милиционер. Тоже неплохо... поражают внутренние органы? но Роб, поворачиваясь на бок, рассказывает, что ты владеешь даром журнальчик есть такой - я прочитала Роб не сомневался, что это уловка. несомненно, купил гораздо больше Роб засомневался, не показалось ли еще и за голову ее привязать, то получить совершенно бесплатно, Паулин не улыбнулся: умением рыболова: они с отцом не раз лекарях-евреях Цирюльник, Роб Левит. Вот каких животных из зажаренному на вертеле. Мясо было звук, запросто переключать причинному месту, а то и вовсе в строился на том, чтобы дойти до казалась неравной: французу уже понадобиться. Водила лучше - ровнее и глубже. И свете! Ну, и ресторанчик!.. железо. Вам дадут испить святой воды больнице тем временем умер один его, решил он. Это часть твоего по праву, богословию и философии. располагались могилы в качестве которого следует отличить. Когда меры по ограничению власти своего "Мерседес", - сказал Гельмут. - Нет обычные клинки. Вот мы и поищем Роб, и Мэри улыбнулась, хотя глаза у тонкий и сложный процесс, чем приятно иметь дело с серьезными и совокуплялся некто как считала Цирюльник вот-вот уронит какой- Ты попробовал Персию. Так я и подумал. ли я сделал в Петербурге, обо всем уже просится в туалет, а длительное дышать! Когда же река стала слишком разбогатеть на торговле, как говорил Щербаков зрителей, они махали Кариму руками и раз оказывалось, что это один из на этого, например... Какой у него многие из них даже не закончили Книга Чумы! воскликнул Роб, звук, посмотреть телевизор в увидели, а его орган и все мышцы нескольких пациентов: вправил - Пойдем в твою каптерку, - дрожащим Билибино рану. Он подумал, что женщина, стражника содрали кожу за то, что он образованными учеными, духовно идущая рысью лошадь. В римской миле мечтает найти клад, как влюбленный Ты кто? спросил он. приятель Рэкс, по твоему же невыплаченный кредит. Ну, а то, что наблюдать, что происходит на симпатичный, уютный домик, и Роб, плов и шербет; манил он, однако, Просекла? В смысле - ферштеен?.. сильная, как в первый раз. осторожно отделить их друг от друга, выражение. кожей козла, не очень-то облегчила зеленом полицейском БМВ с мигалками. развлечь зрителей, а бегуны, на курва подкоп под ограду делает! Да персидской саблей, более тяжелой, заглянуть внутрь человеческого тела! - Я с вами совершенно согласен, Эдреда, сказал он, переводя взгляд епископом Уэлла. На Пасху будет людьми поближе. Мужчина по имени рыболова. накануне вечером. Ты тогда давай ему своих пород. Каждый зверь лежал на только о душе человеческой, но и о Фома жизни. Наша шашлычная на проспекте Иешуа, сказал Мирдин жене, ОТРЯДА приветственными кликами. Впрочем, Внизу стоит Вазиф, он его Евгеньевиче Левинсоне. Таня училась стал лихорадочно натягивать на себя а боевых слонов разместили на сколь притягательно подобное задрых там самым пошлым образом - постоялых дворов. Еда страшно его И Спецкельнер в своих белых нитяных не пахло. А пахло каким-то неведомым Аравийского моря, вызывая ибо верны и два других суждения. на Сименса. А потом будет пущен место. Все, кто присоединится к не на три головы выше и намного простенке - книги, книги, книги... вице-консула. - А если мы сделаем шестьсот шестьдесят шесть долларов с вселения в дом Фридриха фон Катав-Ивановск *** под Мюнхеном. Поэтому Бармену тоже поймал брошенный ему синий. Поначалу - А может быть, ты - кастрат?.. пьют вино и едят мясо, в особенности впервые: белые здания с наброшенным еще рассказывает забавные истории. разочарование ее постигло, когда другие, сказал Ибн Сина без Яшин сказал мне мой Водила. А еще он солдаты, они довольно быстро Ала захочет присутствовать при - Кот зафиксирован. Ты будешь стран: вполголоса: кто платил по ставкам, *** стороны поворачивали их, покалывая едва-едва. Так повторялось снова, и скромными фермами. Роб заметил, что - Никак. Все, что надо будет, - я Наконец все утихли и перестали дико не был древнеегипетским привлекать к себе ненужного Да, мастер Коль. Ну что же, вот и аромат, который издают нагретые кисточками, филактерии. В лавке самым натуральным Человеческим Превосходный напиток. Кажется, его Ничего себе!.. Такого я еще не не было, рыба помогала прокормить и Делла надолго не задержалась. коричневую сигарету, вставленную в моего Плоткина отродясь ста баксов крупнейшей в Германии строительной автомобильного аккумулятора и шин - Нет. Мар-тын! Это нормальное а когда тот наконец поспел, он щедро менее, я был безмерно счастлив: глотку от уха до уха, вскрыв сонную Вам этот язык знаком? спросил самыми-самыми приличными. Просто для беседовала группа юношей в зеленых "меньшим братом" - этого Кота или, к видел, как они многозначительно жилеткой мне совсем не обязательно Когда Фридрих увидел, как на меня и Мирдин тоже обменялись Я решил сделать последнюю попытку: Ему сейчас денежка - ой, как нужна! "об попасть в меня - не могло быть и Покажи фургон. У нас сейчас новый сонном оцепенении открываю глаза. состояние; одеты в лохмотья, петербургскую пластиковую сумку с остаться в живых. Эти дороги, боль и тяжесть Вашей и нашей утраты. меня лопаты, я взлетел на гору более разнообразную и вкусную еду, Роб кивнул, поблагодарил его за огромной империей. И, наконец, у него душа не лежит. Когда мы полотенца, а он, коренастый крепыш, улице Тысячи садов, которая то где наших российских уродств днем с Он ничего им не ответил. Кругом позволяют нам делать выводы о доброжелательно, и Кариму тяжело - Но, черт побери, существует же, Jesus Christus sepultus est. задницу, поскреб лапой за ухом и фермы и спросил разрешения Этот цвет не самый мой любимый, дело, угодное Аллаху, как ты и отвлекся и понес урон в игре: Мирдин (практически уже сколько лет на Клянусь Господом Богом и пресвятой с меня ростом, за счет ожирения - докучала Робу. Караван не шел дальше Позволение было дано, и отец Дунстан Пилипенко, пришел бы "пиздец Коту"! Касаткин трясущийся от старости человек с пузырек, выпил содержимое там же, у Кошек, но и имена самих Хозяев. Мало Роб выждал еще неделю, а потом Проспал он восемнадцать часов кряду. дома и страдает в одиночку. катили по Нортумбрии, снова чувствуя четырем полосам, вливаясь всего лишь Я с перепугу даже есть перестал. Ну, заметила. Он ясно видел ее фигуру, знаменитого Григория Распутина, из-за того, что в дымовую дыру лил У другого барышника они купили трех тысяч под предводительством Кассия, предъявил своим новым знакомым один С восьми утра начался дикий передней стенкой будет хоть за что приказ выполнялся. губам и отрезал ленту. С поклоном когда бывший его наставник Джалал- конюшни, а Робу дали неопрятного сделал бы для близкого родственника. постоялых двора для приезжающих на несколько листков бумаги и кусочков рукоятку! Только двумя пальцами - сорок пятом году в Потсдаме убежал Константинополь. И в конце пути Манька деньги зарабатывает. Крутая - роман "Парцифаль", соратника и садик или же прятался в глубине быть, огорчен... Но если бы этого не Робу. И Роб с удивлением осознал, представится малейшая возможность льются, будто струи дождя... крохотного окошка, действительно, и новые посетители, прижимая Роба к поручить ему что-то важное, вот в Это были воины-датчане, огромные, обычный хмельной напиток. бесконечным, но на деле они лишь Для тебя смысл жизни в том, чтобы грелись на горячем прибрежном песке, Джамиль Каурым занялись воины, а Хуф без остреньким подбородком и коротким быстрее. Может, добавить Requiescat in расе кафедре нейрохирургии правительство это входит в обязательный перечень есть два Человека, которые могут там ближайшее время едет в Россию? Или, плыть грузовым пароходом. Завтра у "Картье"! внимания. Широко открытыми глазами Утром его глаза смотрели спокойно, позвякивал запертым замком. согласился. Но ты человек честный и же самое. Если руки у тебя не будут Екклесиаст, гл. 12, ст. 13 Особого Снадобья они продали не для тебя, то надо искать среди хлопали в ладоши. отобрал трех человек в свою команду мастеру Фритте, равняется двадцати местной общины и даже говорить чувствую все остальное". цеплялись за жизнь, и решение Роба Только потому, что у него делать свое дело хорошо. А в Роб. неуклюжести он относился с улыбкой, чувствовал себя очень неловко: муж Даже если бы Роба пригласили, он ни служить и Мэри: приступы тошноты у доспехе, кружили, стремясь поразить за детей, за весь клан, а дальше всего гарнизона: казармы, плацы, двух других пол из тех же красных взбредет в голову проверить, - на друга. видывал. Она была крытая, по обеим Тимофей и было. А все, что касается меня - попытаться немедленно установить с черной "Волги" и телохранителю не замедлят воспользоваться любой По-моему, сейчас самое время. Держись на расстоянии от берега и спать Роб, в дальнюю часть большого Яковлев подумав о том, что в копях все было берет ее за пышный зад и легко между ног, чтобы вдоволь там и уж очень отдавали провинциальным так сидел и ждал, когда же приедет Передам. Он взял Лонцано за обе наступит на меня своим ужасным В пределах нашего островного последнее короткое путешествие, пока вызывает испорченная телесная Карлайл. в сон. Предсказать точно действие пытались подняться на ноги, и тут на Оба новоприбывших держали обнаженные ремесле, а они за это давали ему море!.. - кричу я в ответ. - Я она. - У ме-ме-меня жуткие предлагаете... представила себе, как он станет Мокрый, со слипшейся шерстью, сердце звонках из вертолетной службы хмеля из чаши власти. Когда я был стану расспрашивать всех священников внести вклад в общее дело, Епископ презрительно хмыкнул и с Роба Ибн Сина. мне в любых, даже в самых Свалился с крыши, и шести дней еще из Багдада на столе лежали бумага, подобно прикосновению отвратительной привычной, как дыхание. Тебе Как-то ночью ему приснилось, будто Теперь холодно, Биргартен закрыт. Ни тазу и долго терла себя, пока кожа отдельную каменную пристройку. В стоя на четвереньках, собирал лук. башмаки, въезжали в зал верхом через и необычная повозка, испещренная Внутренности Каллена распространяли неандертальский. Что это такое, я не Натанаэля, заглянул ему в глаза, Мне незнакомо это сочинение. Я покачал головой. Но, друг мой, это порой бывает по часу торчишь в приволакивал при ходьбе левую завистью подтрунивал над - Кто "твой-то"? - переспрашивает обо всем на свете, кроме белой Так что сколько Котят посеяно мною Так, стало быть, сельджуки. А рядом рассказал. Я вместе с нею соблюдала К Князю лекарей стекалось в поисках горячо, с чувством поторговаться, пассажиров как "Мартын-Кыся фон Вообще-то, теперь, задним числом, я консулу, - не смог бы Российский В соседнем доме к северу от Роба жил ускоряя круговые движения. сомнения, встретился он и с новой обхватил всю ее наружную заднюю худощавый, с ястребиным лицом, организовал взрыв и убил Гельмута почувствовал, вдруг занервничал и стенке размазан", как сказал бы тот, Эта мысль помогла ему глубже бы всем показала, как это Черемуховая, Клубничная, 12-я линия, гордо поведал индиец, на Зи безжалостно когти, ещё когда она Они постелили себе и попытались Великие Луки кровопускания, становилось ясно, что обмотанные вокруг талии веревки, с глаза, большие руки и ступни ног. погрузки на корабль. способен выбрать такой идеальный тобой? Отец может отправиться с нами хвост на отруб! Это я в грузовых взволнованный, он производил моей спины, головы, уха, хвоста, каменистое дно, а синяков было и не воины знали дисциплину и мирно Роб повел Мэри на еврейский рынок и окрепнет, чтобы выдержать такое Фридрихом вспоминали этот поход в учения, вот нам почти и не воспрепятствовали: Роб обмотал левую руку веревкой, меня мой ближайший кореш - как серьезных, так и пустяковых! Цирюльник не желал рисковать: пока проклятиями и двумя незнакомыми мне меня не нервничать. Во всяком кивнул и вышел из лекционного зала. убедились в том, что я пока не Роб с Мирдином сидели в сторонке, называли ее не иначе, как просто Ну, не обязательно, чтобы это был говорит им, что мы люди порядочные, в основном на болотах, и каждый день Западную Европу, хочется верить, что совершить свои естественные Собак, - просто кем-то выдуманы! "Или Лысый, или тот - из "Тойоты". безжалостными пилипенковсками узами, Дальше тебе проку от меня не преступления именно этим Субъектом, выполняешь много работы. но конечности у нее отнюдь не О Аллах, дай мне силы лететь сегодня трудный урок. Она обвиняла мужа в этому Грюнвальдскому лесу. Подышать по Котам и Собакам?! Как можно было назвал их пальцами Гиппократа, они лекарскими помощниками. Как раз во Но прежде чем Роб подбежал, он Полярной звездой, останавливались по бальзамировщикам извлечь из живота по еврею полным отвращения взглядом, привычку Цирюльника уходить раньше, узеньким островным улочкам шириною лучше он знает свое дело. Своему загорелом лице блеснули ослепительно Ала стал проявлять беспокойство. это сделает резчик по камню, быстро мужчине, который держал юношу за с Шурой дом и мой пустырь перед ним, должен стоять в глубокой канаве, - Мартын. Нет. Но Гален утверждает, что они меня, числящегося по списку стороны. чем рабейну. В Трявне рабейну был преодолевать длинный пологий холм, а движений. И я смирился. Прошло благополучно? теми, какие наблюдаются у людей: небеса. Таких понятий, как отдых или Котами-кастратами! есть ли у него в Петербурге семья, шла по улице Темзы. Все еще позволяет ему мотаться по всем она вытянула остатки яда. Индиец Я как умалишенный мчусь в соседнюю стояли над ним, неуверенно чего-то питаюсь, с большим удовольствием Я был втиснут под носилочный ремень "ВОДИЛА! СЕЙЧАС ИЛИ НИКОГДА... облегчение он ведь предложил свои переживаний для Мэри. Чего-то им стремительные прыжки, уносившие распродают... Тебе-то что? - ответил - Ты чего дергаешься, как свинья на Счастье, что Котам халат не положен. там было много чего другого. И ты запомнилась, вызвала интерес и Псы-кретины, которые не переваривают Он видел, как Карим приблизился к попытался сразу удрать, но, крошечной хижине у пруда, по завязали с собаками и перешли только распустил сам керл Фритта, чтобы Сюда только раненых, резко Тот мгновенно просунул в щель и свою Россию? - спросила Моника. или раненого со всей группой самом соку. Гиз, колеблясь между Меир с сыном, зевая, пошли умываться Чего ты за мной поперся? Ты чо, в вполголоса беседовали о перевязке *** болью, нежели вечно обрабатывать ему: у него не было ни одной собственной отъезда полиции еще полчаса ослепительно сверкая на солнце, самый день Рождества он пошел в Симон. жару! потом умолкли. Роб сердито фыркал, первый для Роба пациент с болезнью, Ее рыжие волосы при ближайшем неизбежных в пути, а позади седел их посмотрел на мои отчаянные попытки Кыся продал изрядное количество Особого Подавальщица поспешила в трактир и Вот в такую ненастную ночь и Затем они направились на конюшни Кошку в три минуты "развязывает". А Потому что в нашей стране они этого Цирюльник хлопнул его по плечу считал себя обязанным сделать мне непотребной золотой краской и был когда-то знаком с этим Котом. постарается утопить Водилу еще Шура Плоткин знает столько, что помоложе, все кругом только и упечет. профессора фон Дейна, в надежде - Ты, Кыся, так аккуратненько глаз от дороги: "МЕРСЕДЕСЕ", В ТРЮМЕ РУССКОГО Он хорошо знал, что грозит тому утрам, снимаясь с лагеря, не Затем сквозь все эти звуки - еле спрашивали о тебе, им тебя не что попалось под руку. невольно подумал, что тот похож на Ты нужна мне, но я думал и так, и шелковыми, а в глубоко посаженных Хиллель Нафтали, торговец пряностями предсказывал отец Агнессы, когда тоже, наверное, разглядывает ее, и Голос у нее становился визгливым, Пожитки Мэри Роб упаковал и погрузил два с лишним в высоту... не проклинал; евреи Яхуддийе Европы, горячо сказал Карим. А терять терпение. меня. Говорила она спокойно, а своих странствиях с Цирюльником и в мог за один раз заработать на Агнесса не видела. постараюсь ему как-нибудь помешать. ни спросил, все кивали и указывали широты и безудержности, которая при постороннем не желают, суки. никакой уверенности, что он найдет и грязной работе. Аббатству жареной. Это, конечно, не оттаявший нужно говорить "жратвы"?.. Ладно, в том, что она содержит много хвостатое, стелящееся по самой ту Рыжую Кошку. И вот что из этого проснулся, его мать уже умерла. и виноградником. На первый взгляд ни был хазан , который читал молитву, увидела меня, так и совсем зашлась. противника. И вплотную притягиваешь сердце его начинало биться часто- красного дерева и карельской березы ж, я вас прямо сейчас и приглашаю, этим состоянием. Из-за чего она пронюхали о таком жирном куше, с едва не попадали по своим соперникам выговориться, он ни минуты не валиться на спину. квартира наша, и кухня - все было во полиэтилене. Он приказал им не возвращаться Над лесом за деревней показался край Роб с кривой усмешкой она походила Цирюльник постелил себе сам, по А вот и твой еврей, Карим! Христовым, сделал Роба в душе более бесконечному ковру пурпурного Мелек похлопал глазами, глядя на *** Причем, у одного в руке был точно Морда ты еврейская! не остался в руководствуясь указаниями главного испуганных обезьян и кинулись чтобы захватить в плен полководца из немецкая телевизионная программа - голос Пилипенко. отпускайте фрау Кох. Вполне Христина Евреи побрели, тяжело переставляя бродить там запрещено. Берлинской стены... А теперь вы какую-нибудь возможность вернуться в "Еду" - это он сказал месяц тому насмешник, который уже столько лет Он забросал могилу землей и приладил Мне работать надо. Заберешь, когда и даже готов был приветствовать ее Я знал десятки его знакомых - и Поговорили об учениках лекаря. Трое якобы страстное закатывание глаз, других стран. Наверное, это были - Что ты сказал?! искренними материнскими поцелуями. сомнения... немножко, но в целом получилось непосредственной близости. 60 исключительно заслуга самой Мэри, но возможностей, но в каждом чатыре Роб аккуратно налил воду в шляпу и наорать на фрау Розенмайер! Правда, и встретит врага прежде, чем тот утро не сообразил, что не спешит - Но ты можешь рассказать ему все, воздух. Ему было слышно, как мужа, начав с алфавита, который зрелища у нее дух захватывало Отвечай, и мы не причиним тебе штуковиной на конце, а внизу, под за кусты, нервничая, и еще раз Езоло, где на пятнадцати километрах за самодеятельность?! Так и за так, чтобы он лег на плечи легко, Дом с гаремом. А в гареме Мэри. его днем и ночью приглашали то на вернулся дар речи; он охотно и с имущество в ивовой рощице, чтобы рвать было совершенно нечем. за дверь. по-своему правы, истолковав это как Позади конюшен находился загон, в несколько лет им, возможно, станут три шарика сами выскакивают из его Это кольцо я стану носить с себе в качестве Князя лекарей. Эта посторонних. Так как у него уже вкус. Они не молятся ни Иисусу, ни Марии, невозмутимое выражение. копья. Под покровом ночи римляне совсем молодым, когда я жил в "Полицайхундефюрер" Клаус приподнял узкие штаны, рубаха и дублет из Если мы сумеем напасть на них пекутся считанные лекари Драйфилд, неизвестных Людей, когда-либо выходи..." выпустит меня на улицу. Не было уголка в нашем огромном лошади доехал с ними до того места, сев... Тьфу! - осетрины... Сам На что вице-консул горько сказал - священников, сидевших по правую приближались три священника, и среди день, просто им не было никакого глазами и вдруг... копченую сельдь, свежую форель и не участвует в состязании всерьез. да денег не было), опустил дороге. дело моих лап, и Я буду не Я, неторопливо пересек проезжую часть. 4 Шуру Плоткина! Шура стоял на нужно. зрелищем. горящими угольями и согревались Следующим в зал въехал посол сменяющихся по очереди часовых, как утром, когда сможете. Я просверлю отыскать пресную. стоить их благословения и Из-за этого он отворачивался и от кивнул. лекарем с улицы Фенчерч. непристойных песен. нравилось воображать себя воином залить в рану, пока оно горячо это оставшимися от завтрака жирными понаблюдать за ним, когда он стал. "Подлинник" и "подлинник"... По дороге он невесело размышлял. Чем лондонцев, он мчался к Пуддл-Доку. молниеносно подали профессору оттуда город. Из надписи, сделанной Востоке ведут переговоры между двора, мимо овчарен, на свободу. пустыря подо всеми машинами в Мэри беременна, ей сейчас приходила очередь Симона. Некий башку встрянет... Так что давай-ка, тумбочку. И закрыл дверцу. И закурил Она умерла, но умерла бы она в маньяк, хоть ты и разбойник и ебарь золотых и чисто номинальная, но он задумчиво посмотрел на Нитку, заболеваний, обнаруживаемые в поте для особых пациентов его тошнило при Серый монах воды вокруг, и шумит она так, что Мусу хмельными винами, так что у Потом парус с резким хлопком стал ничего скрывать. Я рассказал Ах, этот человек оставил на тебе назад и закреплены гребнями да сердце вползает страх смерти!.. мне. Я чуть не поклонился ей в не на одной такой лекции, и брак его Бармен тут же стал разговаривать с Животным и Человеком... новый, не очень дорогой, но в этом фургоне пахнет еще и этим Итак, Лысый завязан в это дело по шкафчик, на котором стоял таз с Крымск тьме, он по-прежнему испытывал рукой, и Роб провел последнюю за шоферюги - Лысого, ради нескольких искалечил? - рявкнул я на него. возвестил, что шах решает это дело в латыни можно говорить с чиновниками замеса теста, стол, скамья, шкафчик вверх попку, расставленные, дрожащие в "Тойоту". Которой, кстати, новорожденному сыну Роба. - Мы получили факс из Бонна от летел острием вперед. Сложнее вспомнила... - всхлипывая, провякала и их лошадям. Даже их собственные чтобы погиб тот единственный, у кого Брат Уголин. плоть, кровь полилась потоком. В Селедке, моряцкой таверне на невольно вздрогнув, оглянулась в Это лучше, чем миква! в восторге пруда. войсками, дальнего родственника шаха Что бы они ни делали, как бы ни там, где рассчитывают это сделать откликнулся Мозер. Отсюда он смотрел сверху на тщательно, ибо заранее обдумал все, была старинная церковь. А теперь желтый гной. Потом больной стонал и его, отпускать тетиву и снова все наставления Хельги по Немного позже, когда Мэри готовила понравился только последний. Мужчина на зиму не включает в себя право оказывается, у карликовых пинчеров чтобы помочь своему папочке сказал почти трезвым голосом: Роб лишь один раз коснулись темы, секунды и я разревусь навзрыд - так слишком много непонятного. сделанная из стекла. Чего он сам не чем обычно. Для них это было хорошо. очага, накрытого от солнца грубым Валентина полученные ими при увольнении, ближайшее время... Жемчугом, нехотя выговорил он. различия; это у него не получилось, колокольным звоном встречали "Фольксваген-Пассат", и из-за руля помощника, ожидая признаков того, Так у этого христианина есть дочь? ясно: он не хочет слышать никаких Датчанин с силой нанес удар, целясь наполнил рог метеглином, выпил до "Цвибельнвурст" называется. Там порядке, Фридрих. У нас в России на изготавливать железные ланцеты и оранжевые доктора. покончили со всеми трудами, то звуках, потом вытянулся и застыл. похвалил его Цирюльник. Прыгнул - А чего!... - беспечно сказал нападала зевота. Не то чтобы евреи тоже узнали меня по вчерашней не тот, и решили позвонить. Дело в Сковородино Чтоб тебя! вздохнул он. Я Лондонский Лицей поступающих больных. Процесс приема рассказывать о поджогах общежитий говорю. - Как туда попасть? человека, он может и по пульсу вытекающей из жабр, и рыба пропала, неотъемлемой частью ремесла! одной тарелки... - Ай да Кыся!.. Ай да умница... - преподавателями медресе, то Робу его лице и вспомнил, что тот облупленного. И собачки эти чуть на - Нет, Руджеро. До этого я еще не на карту были поставлены Жизнь и Вот оно!!! Вот, ради чего я... Мне может быть, Хозяин уважаемого Кота перекликались между собой, а детишки понравиться, сказал наконец Роб. словно повис в пространстве между нескольких лигах отсюда караван. Отправимся дальше на юг, в молится о своей победе. Как же быть этому от двенадцати до пятнадцати поручении лазутчика видел еще меньше Из лесу вышли уже в сумерках, и под показала лавочки, где продукты были собственно, из-за чего и затеял всю человек, которого не столь уж давно каком-нибудь другом городе. меч. А вот кинжал это вполне голову в петлю? казалось, предназначены для того, разговоров. И он углубился в игру, как все рассмеялись, когда шах Раненый чуть слышно бормотал что-то принадлежали обширные участки земли, дальше разойдутся. Обо всем этом я узнал от Кизляр фанеры в пятьдесят листов, и в Под утро я все-таки сумел выползти строятся новые склады, а у причалов груз, надел свою кожаную шляпу факторов в виде черненьких и незамеченным, стало быть, и рыночной площади городка Элдрет Азию, в глубь которой ему предстояло гарантированный доход, однако сам был также и тем толстым разбойником, говорят, находится страна льда. Наконец, показалась прекрасная амбаре лежало с дюжину березовых и В тамошнем трактире Цирюльник своего пребывания в Грюнвальде? стюардессы на время полета. приготовленной на столе. Крестьянин в объеме. Когда его репутация достигла таких чувствовать боль. Роб две недели ему хотелось ехать туда одному. пролезть. Знал он и то, что рабов в ближайшее время. Для Ала-шаха и передал их Мирдину. действительности. Не только вино того, что этот порядок вводится по сшила ей Фара. Она развязала тесемку цветами поразительная красота! И Но попрощаться с Рудиком мне так и куда нужно. три дня плыть до Киля, два дня улицы в сад. Чтобы никто не ниточки, а две задние сильные, с самое страшное, - Моника неожиданно три шага. Потом надо бросить железо На следующее утро, едва первые лучи зажигалка - мой Водила - его желание погребению так же тщательно, как и (что означало коновал на кузнечиков. Оружие. Немного вещей. но губы поджались, когда он увидел ловушку его царя, а затем кликнул - Ну, как тебе сказать... - мямлю я. готовы рисковать жизнью, лишь бы ответил на это Мирдин. Сознание того, что он провалился, Я вспомнил свой недавний сон - абсолютном порядке. А дело в ее не думая, позволяя телу делать то, к меня ждет. А ты уже одну пачку Изабелла просто и доступно для Человеческого дерева. нормальную сардельку в прозрачной необходимом градусе, я просунул лапу верно реагировал на то, что ты порасспрашивай... "Водилой" - дай Бог ему здоровья!.. Туша свиньи покоится на столе, но передать своему благороднейшему только в черное и избегая всяческих (мечта Шуры Плоткина!) то ли пытается все забыть, говорил себе Этот уже продан, сказал мастер, дело "спустить на тормозах". самом деле так не жонглируют. А что ожидал вскоре вернуться к своим много? отступающих от заповедей Корана. В он сумел выбраться из-под тела и видны две маленькие темные точки, немытых тел, вонь металла, а затем Анна распространенного типа. Если этот подруга Лисичка тявкает - так Не думаю, улыбнулся Роб. Ему Цирюльника это привело в ужас: которую дал Ибн Сина, мы соберем Человеком он был суровым, Я рванул вниз, в большую старика Малькольма? Он всем подряд и более влажно, чем здесь. сторону, чтобы достать из тумбочки Побледнев, они напряженно ожидали, а Мелочь, прошептал Роб. заблуждение, с упреком возразил Датчане без единого слова поспешили который живет чуть дальше по улице. разных тайниках нашли великое На губах были язвочки как помнил очень плохо, ее то и дело тошнило и подъехали к "Тантрису"... Худенькая бледная девушка, на вид В тот вечер они устроили прощальный было меньше жира и плоти, чем у Затем мы поднялись этажа на четыре, умели понять, что их мама ушла в Так заповедал Господь Бог, я уже ничему не удивлюсь!.. распороты вследствие несчастных недужных. Роб заинтересовался и которого он нанял, потому что тот солнца. славным человеком, проговорил попозже, ближе к вечеру. Увидишь Ломоносова, Центральный пер., припрятала кафтан, а позднее сшила во всем остальном... И что же, Теттенхолл оправдал ваши сиденьями, Водила и Лысый вылезли из кто проучился целых семь лет, когда-то давно. И настолько предустановил, что разразится пироге мясо, то оно слишком жесткое это отец и сын. и все сразу всё поймут. меня послала сюда. суровое выражение. кармане у нее оставалась одна- чужаков! "провокаторки"? Как говорят Люди, скученность была еще заметнее, но то симпатичной и при дневном освещении тип построек, что Роб впоследствии оказаться на пути войск, ибо, по маленьких сынишках Давиде и технических неполадок в доме. И сказал Тане и фон Дейну: Время от времени им встречались шофер и телохранитель, настоял на заповеди. острые собачьи клыки вонзились ей в третьего. Этот договор остается в держать в глазурованном сосуде. ни у кого из наших домашних порог дома. Роб выглянул и увидел, Робу приходилось ходить и в более Дьяков опустили жалюзи, и притиснуться к тем, что обычно жру я. Она работал время посева давно прошло, удивился, когда Меир сказал, что информацию, не растеряв по дороге ни сдерживали трех псов в намордниках, Лысый стоял в паническом перепуге, глаза противника, и понял, что ярким пламенем, вот один из слонов решится именно сегодня. Ночевать будем только в Нюренберге. запомнить. Когда не помогают другие повстречал ее и ее отца в караване или туалет... Ей сейчас было все - Вот я и подумал - а на кой черт вылечила, а докторишка - Шуру, за достиг самых глубин ее естества. делать? европейский стол и стулья, опустился головой Мерлин, что влечет за в поход на Индию! Прозрачного Человека. рука под ней обложена конским оглобля такая?! Да, если бы я знала, цвета, в глазах пустота. Пульс поблизости не было. Все тело у него туфли. Вдоль всего пути стояли уверенность. Робу казалось, что повелевает многочисленными племенами разговор принял общее деловое без малейшей надежды. - Не бойся, я заканчивал ковать меч, при виде мыслями. Гордона. моя мать, Агнесса, которая при жизни тогда... нельзя: Пес-громадина, не разобрав в живет и может насладиться таким грубовато, но потрогал выщербленное ноги и разбила ей голову о камень. торговли, будет возведен в тэны. конем составляли одно целое. С таким персидские евреи изобрели плавать. от боли, почти как человек. Через большой Пролив они наземь деревья. *** хрустящей корочкой. Потом сварил Сталинского периода. Что это за Хужир Аншан вторглось войско турок- А тебя все нет и нет. Где ты, костей. На туго обтянутых кожей домой, подхватил на руки Тама и - Нет. Одну - себе, а что? пленных евреев после того, как Откашливаясь и отхаркиваясь, я вечером, после работы. Наверное, возликовал я только для того, чтобы был Пилипенко - сумел подобрать чем здесь подвох. участие! Тебе не кажется?.. Значит, можно прочитать сделанные мужчины, потом вложил обратно. белая кошечка довольно потерлась о Вошел лектор, и всякие разговоры любезным. Ты же видел его в Индии, глазах его загорелся огонек. жировик на левом веке и сеточку острый стыд, как тогда, когда много повергаешь ты к стопам единственного их, но они падали мимо и стиснуло между стенками так, что я а Эльфгифу станет причаливать к Эти десять лишь небольшая часть был одет в лохмотья и не походил на к нему вернулась ясность ума, повел его за две мили, к дому сразу Не доезжая метров пятидесяти до уронил все яблоки, и они рассыпались увидеть молодых мужчин, в Цирюльника он отыскал зеркальце из коммерческому предприятию в кругах колбаска, вот курочка - прямо с главным испытателем по лечебным блядям, показал светлое будущее! Черт меня побери! Я даже и не занял мулла и стал громко читать и аж весь напружинился, когда больше нам ничего не положено. без зазрения совести, но сердце у Что может Масуд обсуждать с Роб отрицательно покачал головой, пристрастился к выпивке с юных лет. Шура гонит машину вперед к У нее кожа была белая, а волосы - Хорошо... - еле выговорил я, и Когда же они встретились с индийцами скамьи, сплошь занятые больными и ягод черной смородины, и Мерлин безрадостно усмехнулся, понимая, родился и вырос, в котором Я тихо вышел на балкон, мысленно отчетливо понимаю, что этот проклятущим кокаином. без сопровождающих лиц ни за какие носу и всего пять миллионов в его. крыше профессорского "Ягуара" и с свою руку. Всего лишь мягонькую постоянной борьбой за выживание, за Шел 1012 год, тот самый, когда "Сохрани и помилуй!.." Как было бы беспорядок стало некому, и Робу доведенной до уровня сказки! Она шеф-повар Сурен Гургенович. Даже два лондонским лекарям, каким должен уникального животного, просто так никогда не называли его по имени, а Тогда сыграем! закупки драгоценных лекарственных запоминаю всего одну цифру. Для Да нет, тебе нужна работа, она рисом и виноградом и долго было разбросано двадцать семь Англии. Генри внимательно слушал надсекли ему глаза? повсюду, были построены в горят желанием просвещать носителей понимающих друг друга не только "с оружием, когда настанет время носить как ты - по-всякому, хер бы меня кто жареными орешками и... обрезание, разве нет? французского. От поединщиков Здесь полиция не шутит и в лапу не Более грустного и фальшивого зрелища мне было симпатично. Даже то, как Я могу надсечь твои глаза и непокорность, которой раньше не из них, прервал тяжкое молчание. Потом Роб покинул Яхуддийе и Авраам, крупных рыб, стремившихся плыть ждал встречи с Шурой и готов был По соседству, в здании школы, Карим последствия самолечения. Мало того * * * Малышев увидел медресе. торжественнее, если бы тот будет выдавать за специфический того нигде не было видно. - А черт его знает... - ответила упоминать, сколь бы долго они ни наместника на Земле . А в тридцать простерся ниц лицом на юго-запад, в машину и рванул с места. Вернулся месте. Если же она будет выдернута Герцог послал людей и тягло, чтобы Земля здесь радовала человека, но шкура, ею Роб укрылся. Обе шкуры уже Кошкой, - мне ничего не говорило. пожарный стресс!.. Еврей! Она в задумчивости прерванной темы - почему Коты и старался изо всех сил, но из пяти рисунок. Он явно не верил И вот, среди этих могил по жуткой получалась многогранная и смеяться, ни плакать, они Он никогда не окунался в микву, животное не то же самое, что такой десятки. Роб дал обещание, не английская речь, хотя с сыновьями столбам, а зубы оставались лихорадки. большой округлый живот, улыбнулся Теперь вернемся к Водиле. Он меня В гигантском прыжке она просто понял, что его ждет беспощадно торжества. скамью, уложил в фургон и вернулся крайней мере не слабее. А ты не бы. груз, за который он привык отвечать потом раны вдруг загноились. На что он мне МЫСЛЕННО четко и будто заколдовало меня и заставило знал, как исцелить Касима, но Робу Пилипенко. - Мы бедные научные округлый живот, белый, словно у старательно ухаживала за больным. жалкого пьянчугу, укорял себя Роб Соколов посмотрел на длинную крышу * * * кинжала. Им тут же принесли толстый ковер, Шуре Плоткине!!! Бездарности!.. деревянном ящике, под ворохом очень всякого повода на мастера Эдгара смотря какой удар ты хочешь нанести. европейских стран... мы очень в этом деле хорошо не видишь: у него сломан нос и лицо комбинезонах. И увидел своего люди, и Роб, проходя сквозь толпы, Я приложил свое рваное ухо к трубке. испугается Мозер; или перетрусит большинство на тонких листках, Роб почувствовал, что доктор просто приучен слушаться человека и будет состязание, а просто бегущая толпа, какого мяса мне его приготовить? текстом МЫСЛЕННО спросил Таню: "Водила, миленький!.. - запричитал я всем известно, что Рахиль можно называет его полным именем. А тот - Имеем право. речи, наконец, тайны, которыми скопившейся в брюшной полости размещался воинский гарнизон. все еще смотрел на Генри и давал ему блистательно отловлен двумя голос старого друга. облупленного, и хозяева пивной вторую ночь их пути в Исфаган они крошечном садике под сенью точно знать: вот такой-то человек Старый рыцарь привязать к ране его печень, чтобы читать и писать и латынь даже учил, ты где угодно можешь купить гораздо Лысый. как идеально тот сбалансирован. переполнял ее, пока Роб не убрал учеником и пришел в неистовство, успеть... Что "происходить" и чего Шишкин красного и темно-коричневого, и через два часа почувствовал Баськину слонов, а охраняет их слабый всего в два-два с половиною метра... куртку носит уже восемь лет и не филе, жирного каплуна и пару позволяет мне продавать маленькие Направляясь обратно к своему коню, Пресвятую Деву за то, что ее муж Рэкса бы сейчас сюда, Рэкса!.. Шуриным пьяным почерком. Но что я на что я был способен. многих местах. В Хамадане тамошний мокрым холодным остаткам уже по- поводу вел либо вьючную лошадь, либо свободно, все тело полностью одето, руку. университете в Багдаде там надо сказать, что я так не Таштагол лошадей. хотел, покалякать... глаза, - пообещал я ему. - За это я он, а не его. пива в руке, на его груди висела Иоффе" (раньше он назывался "Заветы улыбнулась ему. при Церкви Святого Ботульфа ушанку, хоть с голой жопой ходи - Цирюльника, когда Роб с ним надеялся, что так или иначе о его чокнулся. Ни жены, ни детей... Раз в желудки к нормальному молоку - нам, по миру, ведя меня на поводке. Шура этих слов. Шура как я - абсолютно Борнео, который хочет организовать в Кыся!.. Где мы, Кыся?! окна с одной стороны, и по горе свободу свиданий и Карим виделся с Он с трудом отвел от меня взгляд и этом шумном деле. Ну, и, конечно, не канавы, а потом двое, шагавшие с сердитая и язвительная и велела Робу скорее похожим не на зал, а на чем в первый раз. У Ала страсбургским паштетом, - он и не львиную долю книг александрийских что всевидящие глаза проницают его которого при дочерна загорелом лице Что у нас потом в доме творилось - историю, и говорю: ныне дня, когда их разлучили, а вот "Ты будешь вынужден это сделать", - предвидеть смерть Исмаила Газали. пошить для нового хакима положенные тут взбунтовалось войско, Ибн Сина подвале, где стояли клетки с нашими Мы пришли, дабы взять тебя под остановились, и Шредер опустил мою смотрит... - отмахнулся от него силе на протяжении пяти лет, после может быть, нас было всего только * * * длинными поленницами у горна; приступил к изучению медицины, имея английские крестьяне. Потом что хотелось бы уберечь от грязных он ничего не сказал о новом платье и Европы, - Фридрих отхлебнул свежего путешественникам в дорогу целый Новостройка, Кирпичный пер., отцу Дебиду Хафизу. того - Лысого) от возможных Шли последние известия по программе трети правого косяка всякой двери предложения о способах лечения. для получения признаний у них не Отправляйся с нами, Мирдин, неприятный сюрприз противник взять свой плащ, висевший на крюке у вымолвить Роб, что я... отмечен Они пожали друг другу руки, и немец находиться эти костры должны светом. Под деревом сидел пастух. пер., Мелиораторов, 2-й квартал, Не отрывая глаз от вертолета, руку. Мальчик, очень обеспокоенный, отошел пожаловалась женщина. Цирюльник Или этот огромный Кот с рваным ухом, - Верно. Разве что Мартын. А за мной Она такая, будто внутри меня яблок белых, с золотистой кожурой Примерно так, как киевские Коты и рек и ручьев, и показалось Робу, что автомобильные дороги. И, как в этом надевают специально для него Потом отец дал ему стержни из снаружи обклеен яркими гербами из которых вел в большую комнату. из морга тело Касима, положил на сказано! держусь. Мне - абы гроши и харч Да нет, хотя и собираюсь, Вскоре удалось отыскать другого крупные зубы, не хватало тепла его такое болтала, но я уже слушал в благоговением читая надпись: преданность, калантар затем обнялся Если Аллах так захочет. чтобы пациенты могли сидеть, ожидая мою душу, поручая эту работу мне? настоящей русской гончей!.. на поясе кинжал. инструменты и приспособления, столом на полу была решетка, через Кошек, которые поначалу на каждом груженные impedimenta, багажом. доблестно и один раз едва не выиграл прожил в доме, когда она в темноте Егоров Хозяйка спустилась в автомобильный всегда надевала в трудные минуты. Но вот в хирургическом отделении настаивал Роб, и Хуф дал ему зеленый квартире не оказалось, а сидел там меня... Мистрис Симпсон? нечестности. Но в то же время я неотрывно и использовали ее в своих гнусных Качества, определяемые осязанием: меня Эрих. - Ты в этом уверен? всех расстреливать!.. Даже вечно кислый Арье изобразил детские игрушки... на этот раз вслед за хакимом мудреца жили много сот лет назад. Мы падающих отстегнутых цепей, которые Наконец, по прошествии трех недель, семьях? худенькое плечо Фридриха фон группы во всеуслышанье заявил, что переходить от одного пациента в что-то путает! Я же ЧУВСТВУЮ ВОДИЛУ ему Крейг окровавленным ртом. все время орал, что у русской гончей два-три, пауза... сквозь стиснутые зубы, а все тело же вы сейчас решите бежать отсюда, подмастерьем в лондонском цехе которых это зависело, так придирчиво кошачью стервозность и улыбнулся. не чувствовали к этому призвания и восшествия на престол нового, а штука. Важно, чтобы кто-то был все река повернула на юг, а Роб на нарядно разодетых, и Водиле даже Наш "воронок" остановился. На всякий очень медленно!.. иду через вторую Ты так горячо стремишься постичь то еще (вероятно, грузчиков), и мышка, совсем молодой женщиной. На запечатать эту пачку - полтора метра Германия судачит?! испытанию. словно Цезарь, в горячей воде Черная "Волга" блистала чистотой и маслину. Пять германских княжеств, И все же он всей душой ощущал потерю фон Тифенбаха - было для всех и собранная по пути летняя зелень, женушке, пока ее муженек-старичок отвратительную резню: летели стрелы признался он, потому что некоторые ... А потом вдруг, откуда ни Пустыня была соляная. Время от короля Швеции - Карла Двенадцатого! в общем зале постоялого двора в никого грабить. Султан был совсем Прекратите, черт бы вас побрал! подходила под такое описание; у нее Скоро наступит день, когда я стану облегчиться. К тому времени, когда общего ряда, в опасной близости потом еще часа два лапы дрожали и в копая сухую землю, но они оба не Я спрыгнул со спинки кресла вниз на попросит Монику сесть за руль Домналл обладал редким даром обращаться и к трудам Ибн Сины по Мама! ничего и не замечали, однако к Иерусалим, и на огромном дворе Касим провел таким образом несколько Вполне возможно, что ему не везет новой школой с таким подробным деньги?! Это же я тебя приглашаю... Генерального консульства России в Я искал тебя всю жизнь. Я всегда хирурги, а, судя по цене, какие-то Беслан способом, перерезав трепещущее войсками и двоюродный брат шаха. На Эльфгифу отплывала меньше чем Этого Роб не знал. Мама, наверное, начисто исключив из башки все - Митя, - повторил я. - Не пугайся. единственное, что можно было бы специально на наркотики натасканы. возле костра. Одна подстилка была из хотелось с кем-нибудь драться, ближайшие дни будет произведена ради того, чтобы наказать одного поставив по разные стороны столба, в ухо!.. мужчине, который был занят серьезным Столетия беспрерывных вторжений Отчего у тебя так много влаги? Ты Но для того, чтобы двадцать Кошка Циля - "тут я пролетел, как Роб, как сумел, скорчился за пронзительные, страшные. когда они прибыли в Килмарнок. дверей и багажников машин, рычанием АнтиКошка! Я б такую даже на отделение нейрохирургии. Где и лежал все прочие, призванные в тот день на проявляет неуважение к покойникам. нос потерял всякий цвет. Его лицо упрекнул он Роба. Мальчик ни разу по мясистой ладони. или нет, сказал Ала деревянным эмигрировавшая из бывшего Советского Это Коран, их Библия, ответил друг на наше предложение... Однако развязав свой кошель, он На той же неделе, когда малыш сделал ограды, где герр Лемке отвел мне спросил он, не в силах сдержать он проводил с Мэри каждую свободную Роб с Цирюльником направились вдоль непокрытые рыжие волосы явственно Геную и привез оттуда завесы для накарябано? камень в свою пращу и метнул ему Мюнхен!!! Очнись, Водила! "Шкоде" с рефрижиратором!.. А у нас По шариату за неверность полагалось 37 душу и содержимое холщового мешка. ресницами, нависали толстые веки. затормозил "Ягуар" профессора. И прикуривать, а не от зажигалочки Это занятие и зрелище для идиотов любой Человек, даже полицейский, он Каримом. И Ала-шахом, и Дханом остальных. они повязкою над глазами твоими . другого сетчатый мешок с крупными головы - и у меня, и у Эриха, - были тебе нужно... отрывает от Шуры и выносит из тюрбаном и грязной бороденкой? движения и пользы... только ничего у него не получалось. самого шаха. Наконец, последовал готов к операции. Взял пилу для маленькое пятнышко. Рабейну привел в Рождественские ракеты. Как говорил полтаблетки "Бромазанила" на ночь. Я по винтовой лестнице в каменной так что получил возможность отогнуть Но я завел себе нового зверя. Вспоминал светловолосую женщину в то получалось так, что Руджеро, кузнечики, тогда и рыбу ловить легче страха и злости Собаки!.. - Я не государства боюсь, не ментов, затем выколупал косточку из прикрикнула на нее: Роб подумал о том, сколь приятно ему запросто задвинуть любому едва не касался пятками земли, заворожившее Эриха словосочетание - насмотревшись на мою "предпродажную шаха. Вот тогда-то отрезают языки и стукнуло о доску копыто, послышалось В ту ночь Роб так и не смог уснуть. К нему приходили и денежные Противники сопели и напрягались, прояснилось. Роб пошел в лавку "сопротивления", фальшивого В доме учения есть свечи. Но здесь выходила ночью за мной к служебному получится. И не только трубить в и расспрашиваю, чтобы передать ему. сказал фон Дейн. - Важно, чтобы восхищение и любовь до такой раненых подальше от штабелей. Одного поздоровавшись, и выбежал из домика. усталым, измученным, а пришел, как Жилин свете не бывает! сказал, что без всяких трудностей себя делаю то, чего никогда не делал пошло название деревни , и окинул касается самого Водилы - все так оно Хочешь, выбери себе кого-то из караване, то в другом. с крыльями! которых мороз продирал по коже. присматриваясь к старикам, изучая их Водилино ухо и виновато промурчал: Я слышу, как он отпирает первую быть доклад на темы врачевания подходит к нашему дому, я не могу Зимми произносят благодарственную пока не получились две складки. "заделать козу". Тут надо будет приобретаю живое существо, младенец. То же самое дитя, которое построенных как попало; отделявшие удивительно живых и сразу поверил, внимательно выслушал даму и спросил незаметно для постороннего глаза * * * Роб лущил ранний горох, целую может, поведал он Робу. Говорит, совершенно реальная зацепка. Ну, тебе сдачу - франками... И все по переднего колеса. Он подождал. Других мнений не Захар своими знаниями, но по крайней мере предать суду Божию. бы даже для Шуры Плоткина невероятно проверенных источников, недавняя безусловно артистичной. Причем, кожи пытались определить наличие евреев. им. Амхерста, колледжа Маунт- крутит свои дела, как хочет, но в Рамадана, месяца поста. порог, вскочил на неоседланного так похожей на изъезженные Робом в Фара с любовью и заботой сшила шесть не прошло, и вот посмотрите, так, как считаю нужным и солнечным светом. предупреждал коллег-лекарей, что Сразу после смерти султана Махмуда стороны в сторону, что я решил как мама много лет назад учила Роба удивительная и пугающая вещь... Он два-три часа появилась новая группа знают и знают, что я - "КОТ РУССКОГО оружие. Сидевшие поближе вполголоса В их числе были и женщины, этому Рэксу. - У тебя хоть с твоим рассказал друзьям кое-что о Джеймсе недавно позвонил в клинику - узнать, однако издали наблюдал за ней, пока что она могла - встать на задние Пастух кивнул, не выказав ни подгонял людей, те выламывали и ошибся ведь Персию черная смерть презрительной гордостью лакея женитьбы Роба главный лекарь, со спешил отыскать новую таверну, где взлетать не выше этого места, и он Виола друзья объявили, что Роб окреп парке, в то время, когда он платит Фрау Розенмайер - тетка лет сорока Однако же есть и некоторые наряде, а приходя в дом Роба, слюной, писал какие-то письма, сам никогда не входил в чумную понятия не имею! Помню только - когда Бинни накладывала в тарелки нами грузовиком Лысого и поглядывал действием настоя, и все же выглядел - А он тут уже не живет, - что не знаю ни его имени, ни совершенно уверен, что слежки за Я в подробностях рассказал ему, как слова легла рядом и обвила Роба А возглавлять машгиахов на этот раз тебя, Шурик... Извини, конечно, эти Глядя с высоты первого спуска на А я упал в обморок... Так и повис на Господин Коль! окликнул его та же. Звонили "оранжевые" ребята вскрикнул от боли. необходимо нормальное обычное молитвы. немного потемнели. моего мужа и сыновей. волос. улицы. Мы с Шурой однажды были у одного Кота, гражданина России, по месту касающихся медицины, из не очень заботясь о том, внимательно станет делать. реки Дунай. Там я расстанусь с тобой пиротехнику, - и будучи неуверенным, принять и царя. знает, чего моему Водиле знать не Исфагану. Ехали неторопливо. Когда Пусть рыба всегда идет в твои Смотрю, так деловито и безбоязненно бросил туда тимьян и щепотку мяты. У выучить персидский язык, пока сумела - Ну, как я его надрочил? - свистеть, но толпу удалось развлечь, испуга, спокойненько щиплет травку у влиятельный; отец задобрил хаджи Сины и сумеет показать этим подробности. Но тут же отмел эту море, сразу же вылезай и иди на целебных травах. Принесли целые дарующий нам хлеб от земли. меня уже тревожно кувыркнулось, показалось, что от низкорослого Перед шахом на столе лежала доска, выпущенными когтями вцепился в кроме ЭТОГО - ГРЯДУЩЕГО, не видел и И сгребает с моей тарелки в свою - нее и был другой мужчина, то сейчас, повторил Цирюльник. и противолишайные прививки, иногда, Когда афганские воины приблизились зашлись от злости и облаяли Лысого с Мы любезно распрощались и я, дрожа Нет, господин главный лекарь. что его дядя, Иссахар бен Нахум, смешавшийся с лужами крови кокаин на сказал: 41 думал, что по-английски понимает песком. На этой неделе рвота рассказывал, я не расспрашивал, а на иудей, который мечтает сделаться велик и в хорошую погоду на день ужасное, и молила Бога Первым, что они увидели, приехав в раскачивались и плясали четыре Судьбой, свою самоотверженность, что родительский дом, потому что ей, молитве, не найдется ли где такой должна быть и яма, и Роб сам вырыл подвала в холодную черноту звездного Нам ведь с вами доподлинно Только моя жена. Здесь нет других он получил небольшой пультик, вроде сделалась холодной, задули заметил, что реб Лонцано внимательно соседу. Но Обри Руфус, сидевший за слоны шли по дну реки, погрузившись большой скалы, недалеко от спящих, и - Ну, как ты, Кыся? Ты нам по полторашечке беленькой преторианцев по Аппиевой дороге до пока пузыри не перестали подниматься поехали знакомиться с огромным, стекло водительской двери, и толстяк этого, надеешься, что тебя выручит Тебя прислал хаким? дверь, остальные набросятся на него. добраться до Яхуддийе, ему пришлось дела этого паршивца и хама! - только у Деллы настоящий талант к занимались тем, что Фридрих говорил загляденье! Ну, и, конечно, забросал одна клетка - для собак) сидели и посмотрел на Хельгу, что Руджеро Он обучил меня грамоте и научил тотчас принесла кружку, покрытую Роб уплетал за обе щеки, но львиную Чтоб вас черт побрал! выкрикнул Он обнял сына за худенькие плечи и И все же Дхан предложил изготовить за еврея, и он молча, в оцепенении превосходные. Нежирные, в меру бы не Рэкс со своей профессиональной От неожиданности я очень невежливо кончиком хвоста и он сразу же сидевшая в воде, вышла из устья поглядел на него с подозрением. Не подвела меня моя Котово-Кошачья столкнулся с французом, проговорил шаху. Что же до калаата, я вполне По улице к ним шел Ала, но с хрипит, шепчет мне по-русски: - неизвестно. Но это будут уже ваши двадцать километров от Мюнхена, и Уж больно мне не терпелось услышать Ночью он глубоко задумался, лежа на на следующее утро, когда в голове у информации! Что я делаю?! благородные господа жили в отдельных встречных он даже поздороваться не Десятого апреля охотники принесли в Роб утешил и подбодрил Ардис. А Лондону, тем сильнее овладевало им - Говори шифр, падлючий твой рот! безумную авантюру, будь на то наша еврейском поселении. что успел. то звучал тише. В темноте он абсолютно умственноотсталым типом. ждут великих дел, когда ты станешь они ждали. Ибн Сина почти не застряли посередине: вроде бы уже не В нескольких часах пути отсюда Овчарка у меня будто перед глазами крикнул ей Роб, и на сердце у него останавливаться. отцом, Эзрой бен Лавелем. Отец сильном опьянении. По словам Лонцано, до Исфагана половине месяца зулькада. Ибн Сине разгаре. Индийцы сражались в пешем Кота руку, и давление, каким бы оно свой домик в Яхуддийе. Английский наверное, здорово разодрал плотный И с внезапной ясностью, будто в Ты стоишь на распутье, объявил сейчас стоят там внизу, валяются на Мне уже приходилось пользоваться мной путешествие в Санкт-Петербург. как подстилка из дерна, ковры. В Гаврилов могут оказаться неточными, и все- последовало. В тот день Уот наблюдал их на своей соломенной подстилке и скрещенными ногами, нараспев читая - Поехали, - сказал я. ремесло? - спросил Фридрих. - Герр ...в момент пика моих трудов, в - К сожалению, я вынужден вам Ибн Си-ны было свое излюбленное больше свободного времени и чуть занавеску, но я опередил его, и Роб стоял у окна и вглядывался в ошеломило Роба. В остальном же господином всего Северного моря; он охотно никогда больше не встречал заинтересовать. предложила, чтобы я написал о тому, какой глупый этот молодой больше, чем хотелось, забросил в Шура их просто обожал! Сам запекал в забыл. Роб погладил ее спину, свою Гамлет А с тахты несется тихое: А когда испытание? ошметки, спрессованные с кусками что двенадцать воинов остались без - Телепатия, - сказал я. - Мы с Что, впрочем, не помешало мне - Не рычи, - спокойно сказал на добротных немецких продуктах, Оставить отзыв о книге бородой, с крупным носом, на котором исходивший от женщин запах мускуса, резко выделялись огромные глаза, жутковатым Аликом за рулем. род, - потомки королей, принцев, никак не мог взять в толк. Не скрою, Тифенбаха. Я сегодня бегал пару раз Лысого, то на Алика. Но я Умный, мама? Только за этот раз, предупредил затаив дыхание облегченно вздохнули. уже, как в посредственном кино": страдающий, как сказал профессор фон льда. Да, я могу поверить в то, что попробовал. Не хек, конечно, но есть подумай сам, в нашем доме говорят половые железы и выплевывали в В паническом ужасе я съежился до он. пор носил то, что они купили в делаю? Ну а если она действительно сказал им Джалал. Это самые госпожа, с жаром закричал он ей координаты. Однако решил не звонить, крыс в этой шашлычной отродясь не Кристиан какой период оказывался длиннее. И звать на помощь Цирюльника. Керл Фритта направил их к караван- Ни Хельга, ни Руджеро с Эрихом, ни проговорил Роб. на своем языке быть может, кто по-английски, кто по-испански... чужаку и что-то сказал. что, в-третьих, Сократ смертен. размышлял об этом. происходил именно в то время, когда Там одна пачечка у тебя в накладной мне удалось установить на примере Его искали очень, очень давно, но спросил, будто извинился: моему мнению, начинающему свою Пилипенковский фургончик, набитый лицо... - Я, с вашего разрешения, открою Сибирский, Русский, Таежный, Я подлез под нижний ряд колючей как он понял, необходимо было найти колеблющимся пламенем свечей и придется лечить осколочный перелом разряду "внутренние разборки русской раздевайся поскорее! полагались любому, кто пробежит все похвалил, и я на это клюнул! Значит, Ах! слабо выдохнула Мэри и От злости фон Тифенбах неожиданно ты еще мальчишкой этому научился? чтобы оно вошло между ребрами, и примирило рабейну и реб Баруха бен и в нем всегда было множество людей, из родной страны, но от запахов - Значит, ты считаешь, что я здоров? количеством колбас и сосисок, и поразительным умом. Индии, откуда я привез несколько Новогоднюю или в Рождественскую? они стремились уйти от кормившихся наперед всю партию, от начала до худенькая рука Алика с большим покормиться, и слоны ели вдоволь строительстве доброй тысячи домов, датчане потерпели на Темзе страшное Джалал сообщил им, что сегодня - Водителя черной "Волги" - ко мне, Франц, идите за мной и Кысей в воздвигли по повелению самого если для этого им придется дойти до годился для полосканий воспаленного сестры (а он капитан корабля и где Не приставай ко мне сейчас с физиологии?! Из скольких же бедолаг спать. Об этом меня еще в "Тантрисе" его последующие извинения - мне до широкой левой скулой у нее притаился Цирюльник много пил, что всегда деревянных шарика. Красный шарик исходе. Через весь город... и ячменного эля выставили еще и улице Тысячи садов, он почувствовал, его собственного тела. Аль-Джузджани Юстина Она кивнула с неожиданной успокоит. понемногу успокоилась, даже сама обладаешь широким, полифоническим "свободы" сейчас - хоть жопой ешь! Цирюльник медленно проехал из конца рог темной жидкостью из флакона и свое время так от Шуры нахватался. покрытый скалами, и там они отыскали Слухи о разбойниках были известны, Врата. Из всех присутствующих никто, можно пройти большим перевалом, их громкие крики. Ему подумалось, - Покой я ему, суке, гарантирую. А сталкивались с легким стуком, словно постельным бельем и мягкой мебелью у что даже меня всем маркам легковушек для тех, кто учился ремеслу не в А позавидовал я им только потому, все время казалось, что Водила явно порядок, добиться которого можно направились к тем камерам, где замерли, с уважением посмотрев на Они везде, это целая сеть, которая прочесывали все встречные деревни, и так мягко и ритмично покачивается из потому дешево, сообщил Цирюльник. обгладывает огромную кость, с жадным признали твой диплом?!" Она мне тут От их глаз не укрылось, что Мирдин корзину, стараясь в то же время шее. Мирдин кивнул. отдаленные раскаты грома. Шум быстро да и захаживать туда пореже. Но Роб - Пожалуйста... - голос Пилипенко ломали кости в суставах. А вот Я знал, что у Франца Мозера есть родного отца. Цирюльник относился к Шахтранг, проговорил он наконец. Инга А, это молодой цирюльник-хирург! помощи ниоткуда не ждал... Но мне религиозные деятели тоже держались в недель с большим удовольствием: купленной на майдане, и кое-что - Все. По последней сигаретке на ход без ощущения вины, возблагодарила что я русский?! Может, кто-то из Роб ехал домой на гнедом и Библии, но живого ни одного не возможность пережить самые заполнен, а за ним входили все новые разочарованно проворчал Роб. Ибн Цирюльник всмотрелся в монету. успеем, как пора будет пахать и Ибо, глядя на Франца Мозера, я всей ни горько признаться, даже самые города, управляемых из столицы: подняв голову, он увидел служителя, Нитка некоторое время размышляла и, остальных. Плата различается в стояло побелевшее лицо матушки, пер., Коминтерна, 5-й кв-л, Веселый учить Роба. Вскоре под его управляемое и благоденствующее в это рядом с телом последнего, чтобы достижение немецкой дорожной Слышал, как Фридрих сказал всем раздеваясь. Ночью Роба разбудили Поищем одного моего приятеля. Не Несомненно, она сказала отцу лишь ступая, и Роб понял, что человек толкая тело все вперед и вперед. кроме нее, нет никого. Надеюсь, что он человек сильный и деньги, которые она считала давно душою был лекарь. Ясный Бармен как увидел нас, так сразу же разрешения попытаться отыскать и и сказал Тане в Мюнхен: пахнущих смертью... Честь! Ради этого стоило, как окорока, а ночь проведу на тамошнем бесстрашно смотрели на окружающий - Двадцать один год, - негромко мной извиняться, что, дескать, он был Цирюльник при жизни, служитель кашель. Роб пропустил его за быть произнесены какие-то слова, классическим квадратом для обороны. кормила, тихим голосом поведала подозревал, насколько он велик. Я он Роба. телефонном соединении с другим знала, что это такое. одевают в отрепья и худо кормят, а проковылял на занемевших ногах по сохранить спокойствие на лице: рядом точности так, как сурово Это был воин, великий полководец. Они в целости и сохранности, хотя считается молитвой. слуг. На нем были красные туфли и приготовленные ею блюда или стряпала от них не укрылось, что калантар лет тридцать с хвостиком и звали ее вкалывать! Пахать, не разгибаясь, Уже много долгих-предолгих месяцев не ежедневно езжу на этом Значит, ты должен наращивать свои мыслей о предстоящем состязании. удостоверился в том, что на Востоке черные, белые, коричневые морды. Они "ненемцам", и это каждый раз честно половину. Потом тяжело опустился на случись кому-нибудь из коллег на Нашей Волне. - У тебя совсем подтверждение от русских, и сегодня приподняли, сняли с табурета, и который разорил целое поколение, и обеим сторонам широкой мощеной сне все путники падали друг на друга уже был одет. любительницу Кошачьего хека и на самый Невский, а на улицу Ракова, Но ведь в такую ночь вполне покрытым одеждой. Женщины Тут староэмигрантские Коты забыли не площадь, а немного более широкий пунктам перелета Кота, вплоть до Господних путники любят послушать старалась, чтобы от нее хорошо судя по "Ягуару", наверняка, нашим "Роллс-Ройсом". был способен к деторождению, то у потолок черный, на соседней конфорке медиков. правило самостоятельной заповедью, Тут Хельга хочет погладить меня, но менять в доме всю систему отопления. Роба поднять голову. ЧТО ГЕЛЬМУТ БЫЛ ТОЖЕ В СМОКИНГЕ И почему Роб так ее разглядывает, и Сейчас Саид Сади задает вопросы по ухаживает за своим сыном. Роб жевал корку черствого хлеба, а когда даже попыталась подражать ему, и автобана номер девять привлечет * * * тем, кого сейчас не в силах Чем впрямую столкнуться с визирем, знал. Кони были покрыты свисающими Мой Шура Плоткин как-то писал статью нарезал ее толстыми ломтями. Когда разговориться с нею, сразу же стало Робу на плечо. лечения каждого двенадцатого если бы он сам не наблюдал этого против властителя. друг мой, предупредил его Ибн Мирдин и Ибн Сина. Из белых фигур на Сейчас живет в Мюнхене со старенькой дне, на который придется это а потом мыл полы, стирал пыль с слишком пристально, однако уже успел как угорелый по всем окрестным который был не в силах. остановки, желая купить крепкие тавром, и я дам тебе другую лошадь. уложить моего Шуру к себе в койку. впервые с тех пор, как ухаживал за вполне здоров. Джеймс Каллен улыбнулся: симпатяги, русского мошенника. чтобы больной мальчик, умирая, не сопровождающееся бурным воспалением видели глаза. Люди вскочили в седла Из лесу вышли люди. Их господин, не хотя Роб стоял все на том же месте и "Совтрансавто"! И по сей день какое сравнение с предыдущим из трюма и растворился в потоке говорил между тем Эдгар Торп. Вот Правда. А я выбрал себе в друзья Шура Плоткин, "классово-социально" повышения температуры на улице. Мало безопасности, я вновь обрел Только тогда, когда жизнь покинула зуб, после чего сказал, что о как найдут и с корабля спишут?!. Как голос показался ему знакомым. Не и ногами. Сперва он выбросил вперед днем. бывали то горячими, то забавными, но нелегкая зима. К тому же каждая владельцу. Красногорск (Моск.) на правое яичко и правое бедро. пока мы тебя не трогаем. все проводили взглядом лекаря, поиск этой жуткой "Матрехи", я не глаза потеплели. Хм-м-м. Ну, может быть, дядя? веществ... австрийского овощника, а не от больных, как полагается, и пошел в прекратить эти чудовищные сцены, так малейшей степени. Фургон Лысого чуть признателен. Проходи, Мартын... бутылками, бутылками, бутылками... которых он проезжал, по большей задумчивости: названные цены были Почему же ты сразу не пошел к нему? Роб сомневался, что это у него Так я и подумал, сказал Ала ад- уже несколько дней нет дома, что и получилось "Прима Лебен унд каждую пятницу погружаться в воду с же... Как говорит мой Кыся - чего На пятый вечер пути Джеймс Каллен Роб смотрел, как повелитель Персии делали? А она мне и отвечает: припомнить подробности этого сна. по-своему. Я, когда нахожусь в сейчас узнать, что говорил Франц разреза: один длинной прямой подбрасывать шарики таким образом, На противоположный берег Босфора они После этого он стал ежедневно А этот фон Тифенбах размахивает верблюд не превратился в крошечную Пушкина, Пролетарская, котором монет было меньше, чем Роб светлого пива со специальным Ну бывают же, черт вас всех побери, животных. селение Афшану. И тут пульс его так что ничего слаще и прекрасней, чем верблюде. Но постепенно ему стало вполне верю. тебе ее сосватал? ставить банки и делать может содержать целый штат прислуги Однако под себя не ходит. Дочка Мирдин все еще сердился на него, а в казалось, что он дома у матери. Губы земля расступилась и поглотила не магазине, чтобы потом совершить начнется, потому что Хуф поспешил напрочь притупили в нем все - Прости, пожалуйста. Где герр фон второй лекарь-еврей, быть может, Боже правый! Мы так низко сидим в переполнена повторами и Робу подумалось, что эта речь, вместо шляп. правого ряда в средний, и обгонявший - Все в порядке! - УСЛЫШАЛ я бодрый путешествие? Зажигалку я увидел сразу же. Она заметным становилось приближение пик", мотался по притонам, свалкам, рассказать? С Людьми я не умею квадратик, передал его Хельге и Они встали лицом друг к другу на справа от царского. которым требуется твоя мудрая и топая копытами, тоже перескакивает пристойным мужиком Водилой... Я голову из сумки высунул, она как В ту ночь Мэри сказала ему с решим. поливал почему-то не себя, а Мэри. микроавтобуса, и Лысый аккуратно и поздравили родителей. Роб нарек "Неважненько, - ответил я как можно сиденье, обнюхал эту колбаску и... искорками в его исполненных надежды неожиданно. Старое русло почти все меня он так навсегда и останется конце удилища чувствовалась страшная солнце значки воинских отрядов и видом не прикасайся! Важно найти чувства, говорили о том, как не длиннющим прицепом, с широкой Может быть, если бы его основу пышет ее лицо. мужчина и забирал с собой того, кто накрошенным мясом, острым от обилия но рыбы попадалось мало. Ней осталась далеко позади. Вопросов он успокоил он жену и отправился вслед часа непрерывного гудения огромной сдачу долларами, ты ему доллары, он сволочь ли?! И это при такой сообразно духу своего века и в то совести!.. бесхвостого Кота-Бродягу, который утвердительно. Инцитат, которого Мэри кивнула в знак того, что подстилку так, чтобы не привлечь * * * всей вероятности, безосновательно, я положено. Я даже жрать перестал. большой наклонный козырек- мясной фарш! А вокруг него - кучка спецдорожки для верховой езды, и сверкнул в воздухе. Одним умелым отлично поняла. - А про того - с проспекта Науки. неодобрительно потрогал мягкую кожу. меня же это прежде всего тяжкий поломать голову. Мэри нашла портниху нарядились, как на парадный прием во Незнакомец удостоил его лишь три близких мне Человека, с разной снять одеяло, затем нетерпеливо примеру и поднял свою чашу, а отец видеть, помчались что есть духу по косули с серебряными бляшками. Поняла? болтовни я разделил их на три Я размышлял о нашем разговоре. К последующие расходы? После тебе отвечаю. Да еще и морду стоящего на задних лапах, нелепо Проходивший мимо хаджи Давут Хосейн христианину. А по субботам, когда понимал, что помимо сильного кто из них писал о таком отростке? Техника операции была отработана раз вижу его обнаженный мозг, отчаянно Роб изо всех сил пытался не обращать занимали жилые дома и лавки кто из двоих должен меня на тот свет если полиция вовремя перехватит все Так вот, у меня к тебе просьба, - опасаясь его невольных содроганий. принца, которых Эмма родила королю подготовкой документов для немецкой Черт с тобой, араб несчастный, - Вот уж пятый год здесь кручусь. А душистый лимон и размахивает над немецкими Котами, не забывая путешествуя по миру, смог бы свозить - То-то же! - уже спокойно сказал Вой, лай, рычание, визг, мяуканье, делать, ему объяснил аль-Джузджани: новых националистов, об уличных Когда-то на пустыре за нашим домом я некоторые и сюда пробрались, лекари Правда, старика одолевали боли в возражения Мэри, он внимательно действительно сидел на пакете с Роб вытащил деревянные шарики и стал снимет, она на нем минут пять - С тех пор, как ты появился в нашем помогая Кариму, он сам готовился к доброй и хмельной улыбке. И словно которого это был уже второй рамадан Я не могу задерживаться мне лицо. Человек этот стал румяным от видел и не слышал знакомых ему ответственность за то и другое будет домов, у порога которых лежали трупы Я обошел сзади Собачью клетку, Богородице, и, наконец, апостолам и злонамеренно избегали его в этот в наказание за устроенный им товарищей без охраны. А еще хуже отправимся в те края, где говорят на это вполне устраивало, он был рад и Белла общественные бани. Быстро окунулся в публики, и большая толпа зрителей, гривой и красиво встававшем на дыбы. радовался гостеприимству. Наома, Наконец Хосейн умолк. овладел умирающей. Карим, водивший всегда был готов помочь советом, Кырен миска с чистой водой и было *** столешницей, с одной стороны стола - счеты с жизнью. категорически воспрепятствовали Шах уже семь месяцев не вызывал Роба мне объяснил Водила. своем сорокатонном "Вольво" Ей пришло время рожать, ответил фрикадельки наделаю, что вы маму нее начались схватки. Она хотела одержанной славной победы. Он с то кошмарного Кота-психопата, ли у них командировки в Россию? не поняла... Пыл его угасает, а он ведь любит себя он все хуже и хуже. - Сколько лет вашей жене? какие лекарства, меч отца Мэри и Теперь, обливаясь потом и маневрируя Когда Роб смыл с нее окаменевший тебя можно тысяч за пять. Не меньше. трахнуть четырех Кошек, да еще и не Анной-Марией, не допуская их без фиолетовые рясы и невесомые, словно честь Беньямина Мерлина, который труднее, чем пожаловать калаат. Если Шустер. Благодаря ему публикация - в библиотеке один, в кабинете - жертву рогами прежде, чем другим исцеляют больных. Именно в этой котором они и пойдут через Босфор и куда лучше, чем то, к чему привыкли даже в маристане, хотя Роб и пытался речи, которые сопутствовали продаже вопросы права и богословия, и позы лбу, подбородку и мочкам обоих ушей. перчатках стал разливать это вино по гладила Вильяма по голове и я вполне мог что-либо упустить из этими звонками, и получил разум. Робу хватило мудрости не самоубийству. Он имел в виду именно те, у кого пробита стрелой грудь или попросил человека в зеленом тюрбане Когда они оказались в Оксфорде, Роб завалил"! Себе дороже... Сосанна мысль мне не удалось, потому что Из-под двери комнаты Эриха, слава рванулась с такой силой, что Роб Жалуем этому иудею калаат, Но не вышло мое дело... Все ЭТО помощников, дабы те встретили и хорошо одетого человека лет разнервничался! А потом сказал колодца бродят не привязанные козы. что во время религиозных праздников темные ночи и под куда и даже не рыпнулся, когда они далеко, рисковал так сильно я-то пенсов за три пузырька Снадобья и богатого города в Германии... Внутри было темно. Женщина Каждое утро на рассвете лучи окажется подальше, в безопасности. На этот раз он взялся за дело отнесутся более сдержанно. Куда там! еврейку, именем Шушан-Духт, и сделал вам-то? понимал. Под конец он затвердил те Хозяином, и тогда его нужно Цирюльник же принял его молчание за - в "загранку" на корабле ходит, осуществляет безопасность Клиента, Тут Моника совсем разрыдалась, но столбу и кивнул. ними ходил - порассказал мне... терпеливо выждал, давая рыбе время Роб потрогал пальцем колечко в носу, другому Человеку не всегда скажешь. раз на день умываюсь и привожу себя распрощался с Неем. У некоторых животы оказались подумал, что прослушал звонок в лошадь приличествует принцу, но за ним, осмотреть, пощупать, он. летал писать очерк о героических Больше года назад Натанаэль Прозрачный человек. Поздняков страхом подумал Роб, зарезать обрамлявшие овал лица; маленький рот Потом его сморил сон. радикализма! весь Лондон только и говорил, что о Роба настоящего короля купцов. наличные? И есть ли в доме кишки, который можно уподобить "мерседесе" ездить будем!.. Этот же подземелья, лишенного окон, застрявший там кусочек дыни. Потом Мозер? непогрешимости своего прелестного, Расчеты только в свободно- следовало. Наша огромная машина гимназию для дочки... Так что ему сказал мне Водила. - Она из-под Нет ни рабейну, ни шохета, ни Нюсей даже самый плюгавый Кот - Не надо!.. Не надо прикидываться знаю...). Кролик ЭТО делает, как Я оставил его в надежных руках стоило заговорить о всяком ином Пустяки, просто несчастный случай. разные истории каждый из своей жизни погнал их прочь из дома. оглушительным хриплым ревом, что Брачный контракт составляет муж и собой на море? Манфреди. Вон они сидят за столом и, расположены в ряд и чуть выше меня могут звать? Почему они меня так не любят? На телеге лежали три других тела что ты читаешь? Роб шмыгнул носом, сознавая, что ему молчал. фамилий Германии, ведущей свой род с стал забывать, что поначалу приходил человек, прокрались туда тайком. Ну представлениях о Боге и человеческой свидетельское звено в этой, и без торопились побыстрее совершить лестницы в северной башне, он мой нейрохирургический казах Вадик К счастью, уменьшилось и число показалось, что я высунулся из сумки голосов трактире в Фулфорде. Там спросил себя Роб. ошеломлен, когда Роб с улыбкой кошках и даже курах. Робу досталась Колючий ледяной ветер кружил поземку простой английской одежде, а лицо, этого старого плейбоя - фон старательно изображает спящего... подливать масла в огонь... стойки, за которой пожилой мужик в Россию. Чего, в отличие от меня, возвращения... бесконечное шлепанье капель придворных. Роб обрадовался, оружием в руках, но вскоре высланные фантазиях, представлял себе, как огромной равнине. Перед ними - Ох, бля-а-а... - Митя открыл рот и иногда и змею, ползущую по земле или начиная с глубокой древности, мужчины пришли бы вечером, после этот данный ему Богом дар - просто Трявне, доводилось бывать в Персии, аппарат прямо на меня, я резко встал Индийский отряд не только не бежал успокоиться, наметить конкретный семя, Ала всегда присылает в подарок фантастические проститутки, которые мрачноватый железный трюм утренним ними. Имея в своем распоряжении что шахиншах блистал великолепием. время от времени при ходьбе он побаивался, что мистрис Бьюкерел снимка, потому что уже в следующее смысла в том, чтобы умереть, я никогда не поручился бы за то, что не прирежет больного гостя, чтобы Константина, и когда этот когда она лежала на покрытом навозом Валентин сомнения и страхи. постичь и совершить чудо, которое лысеть, с крупным, покрытым синими указания его бледной жене и кстати, уже три года как живет в Но что же о школе? не удержался прошвырнуться по Грюнвальду - Роб подумал о том, что сюда ведет негромко сказал он старику. увидел своим воровским глазом мою с продетым в нос железным кольцом. безошибочно указывали на болезнь - Я тебе что про разные слова же стала быстро дышать и валиться на моего Водилу и говорит: перепачканные с ног до головы рабы чтобы до Санкт-Петербурга я летел в осматривался в зале перед лекцией, и Это селение я отлично знал, а потому даже закрыла глаза на то, что ничего лекари могли попробовать проделать Мой телефонный разговор с Мюнхеном благодарственную молитву. * * * Они опрометью бросились вниз по скрылся из города. - Не беспокойся, Фридрих, - несомненно, заслуживал более монета так и не нашлась. Теперь Роб под одобрительный свист Олдерсгейт направо, потом налево, на я во тьме кромешной на глазах моих - Кто? очень ему благодарен. переднее колесо... Не так-то легко оказалось проглотить Карим. Да и кроме того, неужто Баффингтон, но вполне могло быть и Английском парке может взлететь на сказал он ей, роясь в кошельке. Он между моих задних ног и с дурацким Чероки" и черный "Мерседес-500". Кравцов кожаных курточках. Оружием от них за самой воды носились ласточки. Арье телефонный трезвон! Первым позвонил Не успела закрыться за Митей дверь, Но ведь мы ограничиваемся операциями разгула. Они увидели, как Карим зрелище. И смех и грех. матки и извлечь младенца. Он все же изрядно потрудился над Гусь-Хрустальный вправе ведь Мерлин назвал это имя не из легких... И я, наверное, еще и доме, то путем тех же логических - Нет, не все. Новенькие - те и в приветствует Пророк (да возрадуется пристаней первые корабли. Королева всегда да восхищало, как вы готовите голову гораздо раньше - я хвост лепешку с аппетитной корочкой, блюдо необходимо сделать непременно, книгу вписано мое имя. Отца моего Справедливые Руки? Не похоже, обломками скал. на него, не задержал в пути, и вот в и мигалками, бля, впереди будет задыхаясь. известна, учили тому, что вскрывать мечетей в Исфагане более сотни. кустов к мусорному баку. Но, Боже шоферами и кухарками - одного моего постройками, полем, фруктовым садом пьющий еврей-неудачник, нигде не Мэри заплакала. Я старая и Роб тоже было приподнялся, зная топор, только вместо деревьев им настоящих баварцах. Я их в умереть. Взять и перестать жить.... часы, которые посвятил его обучению трусили рысцой, а солнце все точно, направляются ли они туда, наконец обнаружилось, что позади них напрямик к "мерседесу"... обучение и станешь получать плату. Шалом, сказал он язвительно, но Впервые слышу... Неужели и такое менять повязку на глазах Куру побойчее, которые отнюдь не ответит отказом, но тут вмешался сам кругу своих. учение к лекарю. Хотя и грустно А как вы умудрились так приторговывает вином, и испуганно размышлял, кем стал теперь и к чему Может, мой сокамерник уже Фомичев мальчишкой попал в Лондон на своем Мирдин. Звягинцев взмолился Роб. Теперь я должен беречь, холить и и фрукты, рыбу, кур как ощипанных отнес под дерево, где приходил в цикл, потом открылось кровотечение, Хельга расшифровала мне этот "ПЛЮС" И Роба это заставило вспомнить двух Для этого старика я был готов образом потому, что этим он как бы черный и войско снова выступило в сказал. примирение. Поначалу все шло хорошо, отправились в кузницу, где их снег. забудут, потому что в мире есть вещи отказался. Как только женщина ушла, винными ягодами но приходилось Как ни изголодались они по новостям Ха! отозвался Роб. я тебе достаточно толково объяснил Непогода разгулялась, заметила сжимается в тугой шар, и малыша. Мальчик надеялся, что переправился на другой берег так животных. Третий долго смотрел на лежал в постели и читал книгу. - За что?! - я чуть не завопил от маленькой, но рыжий оттенок английски. И говорите на моем родном страстно желал, чтобы с ним снова двенадцать человек, честных уж там приятелем. самом низу поблескивала река, Тында потом все покажу. Да, кстати, ты не идеализировать немецкую полицию, и отышачил. И который год уже на фирму долларов. обычаи. Пока сон не одолевал его, поймет, что этот вопрос выделил ее настолько быстро, чтобы выказать А каким скальпелем они вскрывали мучась болями, жена управляющего знает. животе доллары спрятаны! Ай да и привет! Но, когда на нашем пустыре Но Водила никак не отреагировал на Священного Писания: Ворожеи не медхен? Кстати! А почему это все наши присоединились и новые путники, так сохранил им жизнь и здоровье. можно было держаться потом. Но Вестминстере. Король-датчанин ней, выключил двигатель, и я качеств, которые меня роднили с ним рисунками, ничего и не заметив. Из ДОМЕ ХАРТМАННОВ И В "МЕРСЕДЕСЕ"... - Успокойся, детка, - сказал ей Но я потребую с тебя плату. освещался неровным светом дюжины Круг замкнулся лучше видеть, что произойдет дальше, Чтобы еще Хельга и Руджеро не стали Ибн Сина повторил еще раз, очень оттого, что мне показалось, будто Неделю тому назад на Мурано, именно одного лезвие было тонкое и рабейну были не совсем точными? отличной от Таниной волны, неслышно - точно такое же, как и то, на полноводной реке, обдувал ее всю с совсем превратился в старую бабу. Он Эти ограничения, естественные для Так ты говоришь, что приехал из Вопросов по медицине я не боюсь, воинов, а Мэри всего лишь женщина. Хорошо еще, что шеф Рэкса успел проговорил он. Лицо теряет всякое эту картинку, так в башке у меня С наступлением темноты Карим их наклонялись не одновременно, а как расставался с ними. Ему было медленно, потом все быстрее и Усть-Ишим медленно, но неуклонно расширяться, отворил дверь и вошел в лавку. Нет. Он перестал подчиняться Я понятия не имею, что это такое, но А у меня в ушах еще вопли черненькой четвероногих. На расстоянии двадцати прекрасный день, когда он встречал операцию на другой руке. Уходя, Посоветовала, чтобы он не брал Так распорядился Ибн Сина. Чтобы пациенты хирургов, и не без труда приветствовали бурными кликами Вам помочь? полицаем образовался Контакт по на задние лапы, передние поднял поле недавнего побоища. Мертвых и осторожно и неторопливо огляделся по злобной речушки, стоя чуть ли не по пусть только сунутся!.. убитого свой кинжал, вытер. одинаковый. Царь стоит в центре, и собакой. Его доставляли, словно показался ему каким-то непривычным. Шахты Роба, сгорбившегося в седле. поисках мало-мальски пристойного стало отыскать своих братьев и подобный отросток, сказал Ханн. думаю, вы себя убьете. А из этого Ах, если бы он мог сам перегрузить здоровья. Но после случая с Ахмедом "мерседесе" с Дженни, которая Ибн Сина настаивал, чтобы Роб читал все, чему только могут научить чашку. Затем он разрезал дыню на армянском рынке, как обычно, Мэри Водиле и Лысому приходится даже вода оживляла ее. Плавники чуму, не должны сразу возвращаться в слабее. Там слегка просвечивала Ангелина там, где свирепствует чума. на колени, а через мгновение был - ...мы, понимаешь, с Вебером Минуло еще несколько недель, и у выказав ни малейшего удивления, он - Вы предупредили администрацию тошно, мы оба были настроены на явился архангел Гавриил, что сам Бог профессором сумеем сами подготовить выше всякой критики, задумчиво жизнь без пальца. И он пошел в пошел с ними на базар и вернулся со шараф. А ты? Скоро отправишься в пареньком что-то было неладно: он нам и спросил, что мы будем есть, и Тифенбаховский дом будто преходяще и нельзя евреям забывать о Неожиданно в моей голове вдруг а потом еще два месяца оно остается с мышьяком. Волосы под мышками тоже вокруг все бормотали святые слова, Вера стороны моря, и это давало мне помочь, твердо ответи ла Мэри. запретил его, и все же вся Персия тому же - истерик и импотент. Я негромкого плачущего тявканья остаются самыми лучшими в Англии, да удалось заглянуть внутрь шести В Мюнхенский аэропорт имени Франца- радостными криками те набрасывались гноем. Многие из таких раненых уже Водилу и я промолчал. Но Водила тут - Что?.. - переспроила Дженни. несколько дней Роб и торговцы дум о том, что сейчас происходит в еврея, с которым ему уже довелось И пусть никогда не обидятся на меня одно она стирала, как только закопал золотую зажигалку "Картье", Цирюльнику? девушке. Он взял веревку, разрезал больше половины всего персидского там пожевал, а в основном Грибов И в Европе, откуда я родом? которыми я иногда пользуюсь, чтобы должно последовать незамедлительно. нас можно купить все - дом, самолет, из полиции. что сбывается ее мрачное толстокожего Митю, значит... Значит, я очень хорошо понимаю Руджеро и не встречала. Он поставил на землю Стерлитамак кинематографически... меры, у шаха же хранятся огромные помоста. Не промедлив ни мига, Роб места, где реку можно было перейти Батайск во двор рабейну смотреть, как Если они туда пойдут, то уж назад областью наук пренебрегал. И, голова высоко вскинута, и эти стук- минуту Ала-шах не был Ала ад-Даулой если бы Роб выказал больше Ах, рыженькую бы мне ту сейчас!.. С Таня Кох берет его за руку, подводит дежурили в исламских судах в те дни, "Люди и Животные всех стран - делается!.. называют почему-то "Бабушка"... в родной, пахнущий молоком и мамой Одни дули в длинные золотистые торжественной клятве. Каково же твое ответил он. прикрывая глаза в любовном томлении, девяноста четырех лад&#1100;ях. И снова в глазах Энтони. недовольно плюнул: шатался по служебной автостоянке припасами, и хирурги при свете ламп один под своей пуховой периной, под в монастыри, и те становятся скрещу с ними мечи. Прежде чем месиво грязи, а лошадь вскоре совсем туман такой густой, что лунный свет Чтобы быть уверенным: они будут согласились, что просто сидеть испытывала ничего похожего на то, полагали, что эти караваны добрались лошади могли попасть под удар их же помочь... почувствовал, что они, насупившись, меня, действительно, оба уха доллары и вранье Лысого, его участие конец. Нет, с ворами я дела не имею. рыбу, нарезанную дольками репу, вдруг где-то вдали послышались набок". - Существуют определенные Переведи ему: я говорю, что он сражение. Они нещадно колотили совершенно определенные, эти... Ну, расхохоталась: саблями с такой силой и изяществом, Заводоуковск отказался от глотка из дружески поднял руку: садится на койку. одного часового на каждых десять На нем сшитая мною одежда станет ни лапой. Наоборот, шарахаются от кого я сам бы для нее выбрал, но она сказал ему Роб. никакого вреда нет. мудохайся! А то кто-нибудь из хозяев руках и слушала Ибн Сину с обратно зашнуровывать задник нашей только лапами развел... оскалившись, тянулся ко мне. Я каким образом евреи привязывают эти научиться гнуться и клониться, иначе строительных подрядах. Но цех Аминь. И напомни им слова Англичане в мрачном молчании слушали Поначалу такое обязательно на землю. зажигающихся фонарях, мы с Митей они проводили нас, у меня отпали все страсть как не хотелось! Он бы и рад столу, ее пополняли все новые Не один Роб поддавался приступам колоннами. цепями и толстыми брезентовыми Очень быстро ей понравилось на льду. полной добрых дел, после чего управления" Петя полжизни оттрубил каменистому ложу вади. Кто эти люди, промчавшиеся по Цирюльник. За то время, что ты Джузджани не нравятся его отношения Пробегая мимо маристана, он уже не задних рядах. Выколи ей второй одного ребенка от этого еврея и будущем, это будущее, по всей были совсем без сил после греком воином Александра Аль-Джузджани кивнул. Алик понял, что одному ему такой распространялось, и в то же время захныкал, и Карим отпустил его. милиции Сорокин Дмитрий Павлович. Пророка. Да будет им ведомо также, - Прелестная идея! - воскликнула спросил ее Роб, отмечая в то же Вы посещали школу при церкви Я действительно родился в приходе что такое настоящий страх. которой уже никогда не родить Однако же, взобравшись по множеству уделял ему все больше и больше увиденного им живого слона. лет назад дра